Выживание в зоне БОЕВЫХ действий

8 года 2 мес. назад 8 года 2 мес. назад от Виталий Выживальщик.
Виталий Выживальщик
Модератор
Модератор
Сообщений: 5351
Репутация: 106
Больше
Автор темы
Выживание в зоне БОЕВЫХ действий #1
Уроки Ирака — записки наёмника

Это уроки, которые я (Ben Thomas, автор текста — прим. перев.) вынес из опыта годичного контракта в Ираке. Я шатался по Ираку больше, чем кто-либо из тех, кого встречал, побывал везде от Кувейта до Ирана.

Я гонял в военных колоннах на бронированных хаммерах, катался по Багдаду в официальных белых фордах без брони и неофициальных затонированных паджерах в местном прикиде, с дипломатами в бронированных субурбанах с вертолёным сопровождением.

Как и все, я совершал ошибки и оказался достаточно удачлив, чтобы всё это написать.

КЛИЕНТ: Учитесь общаться с любым клиентом. Некоторые считают местных отличными парнями, а армию США — средоточием зла. Некоторые будут требовать, чтоб вы стреляли в каждого выехавшего на дорогу велосипедиста. Я видел и тех, и других. Учитывайте их расписание и самомнение. Не пренебрегайте собственной жизнью. Не позволяйте клиенту убедить вас «это безопасно. Я всегда так делаю»… если это тупо, это тупо. И опять же, если мы мешаем клиенту делать его дела — мы в дерьме. Это тонкая грань. Не будьте слишком консервативны и не вляпайтесь. Да, если клиент считает хорошей идеей кататься на чай к муслимам по закоулкам около полуночи — иногда придётся это делать.

СНАРЯГА: Карабин, двенадцать магазинов к нему, пистолет, три магазина к нему, аптечка, GPS, карта и компас, радио с запасной батареей, пятьсот баков, сухпай, фляга, ПНВ, броник и каска. Это много. В этом жарко. Если это для вас слишком тяжело, запишитесь в тренажёрный зал - наша работа не для слабаков.
Я теперь всегда буду носить каску. Если она есть, она на моей голове. Парень рядом со мной свалился с пулей в голове, и это для всех нас решило вопрос. Чем удобнее и компактнее каска, тем вероятнее, что вы её наденете. Потратьтесь на MICH или что-то подобное.

AIMPOINT — отлично (его батареи хватает на полгода), EOTEC — нормально (излишне ярок на мой вкус), ACOG лучше всего. Помните, прицельная марка — 3MOA, а мы регулярно стреляем дальше трёхсот метров. Прошлой ночью пришлось выцеливать миномётный расчёт в семистах метрах — к счастью, под рукой был ПКМ. Что я посоветую? Берите ACOG, TA31F — это лучшее вложение денег.

Боеприпасы… их не завозят. Я б разбогател, если б получал пятачок каждый раз, как услышу «ага, парень, мы уже десять коробок заказали, через три дня будут». Или моё любимое «всё в порядке, они ждут вас в стране назначения». Если у вас нет хороших пушек, патронов, брони и средств связи — попросту скажите «нет», как говаривала Нэнси Рейган.
Некоторые конторы — куски дерьма, и бросят вас в Ираке с раздолбанным АК и парой магазинов, а некоторые упакуют вас по первому классу. Лично я предпочитаю вышеперечисленное в наличии, а остальное на счёт в банке. Если я захочу рюкзак за триста баков, я его сам куплю. Помните, что экипировка критически важна. Заказывайте лучшую и заботьтесь о ней как следует.

ОРУЖИЕ: Берите самую большую пушку. Содержите её в чистоте и готовности. БЕРИТЕ МНОГО ПАТРОНОВ. Однажды мне понадобилось 14 магазинов, никогда не думал, что так может быть. Запасайте магазины повсюду. Если вы работаете в «зелёной зоне», вам хватит одного-двух магазинов, но если покидаете её — нужно не меньше двенадцати.

Купите короткую М4, она спасёт вам жизнь. У меня есть 18-дюймовый ствол в сборке (upper), и по необходимости я креплю его к нижней части ствольной коробки (lower receiver), заменяя им короткий. Это как иметь выбор из двух карабинов.

У меня также есть MK12 с 22-дюймовым стволом и прицелом Leupold для дальних выстрелов.

ТРЕНИРОВКИ: Думаю, самый важный и упускаемый фактор выживания - тренировки. Каждый день ваша команда должна отрабатывать алгоритмы поведения в разнообразных ситуациях. По крайней мере, делайте это со стрельбой вхолостую. Обычно мы начинаем с «а что, если…», и с мнения каждого парня о каждой непредвиденной случайности. И отрабатываем это в разных обстановках.
Придите к определённым базовым принципам — и придерживайтесь их. Знайте общую цель и двигайтесь к ней. Например, если авто попадает в засаду, водитель переключает на нейтралку, чтобы идущая следом машина могла вытолкать его из зоны поражения.

Много стреляйте. Поддерживайте форму. Если контора не может обеспечить патронами, РОДИТЕ ИХ. Стреляйте вхолостую. Упражняйтесь в смене магазинов. На моей памяти трёх парней подстрелили, когда они возились со сменой магазинов, стоя столбом или редко меняя позиции. Налегайте на прикладку, прицеливание. Базовые навыки — основа победы. Стреляйте на 800 метров и дальше. Я знаю, что почти каждый бой происходит ближе 150 метров, но нам не раз приходилось перестреливаться на 800 метров и около того. Стреляйте как будто ещё служите, и всегда клянчите патроны.

Помните, в кино «Мы были солдатами» Сэм Эллиот в роли Бэзила Пламни говорил — «если оно мне понадобится, его будет навалом», имея в виду оружие? Он был прав. Раненые и дезертиры бросают его столько, что за две недели у нас накопились РПК, АК, ПКМ, МК19, М249, М203, М4, СВД, и М60… это было сказочно… что привело меня к следующему — умейте обращаться с любым оружием. Если не можете пострелять из него, хотя бы прочтите НСД. Никогда не знаешь, когда кончатся 5,56 и придётся взяться за ПКМ. Будьте с ними знакомы.

Перед ближайшей командировкой у нас была огневая отработка алгоритмов и тренировка покидания транспорта. Это была лучшая и самая полезная тренировка из тех, в которых я участвовал. Мы потратили прорву симуляционных боеприпасов на сценарии транспортных засад. Мы пришли к однозначному выводу, что ПОКИДАНИЕ АВТОМОБИЛЯ — ВАЖНЕЙШИЙ ШАГ ДЛЯ ВЫЖИВАНИЯ. Прятаться в нём или за ним - только ждать выстрела из РПГ, который поставит точку.

Поэтому отрабатывайте и упражняйтесь — хотя сказать легче, чем сделать. Когда в семь утра меня зовут на тренировку, я только рычу. Но, думаю, все согласятся, что свои действия лучше обдумывать и обсуждать на базе, чем на обочине у машины, тюнингованной из ПКМ.

ТРАНСПОРТ: Поломка в Ираке — это как сцена из хренового кино. Плавали, знаем. Проверяйте шины, масло, горючку, всё остальное. И не насилуйте свою машину. Каждый контрактор (наёмник — прим. перев.) скажет вам, что он отличный водитель. То, что он может ехать быстро и никуда не впилиться — ещё ничего не значит. Пройдите курсы экстремального вождения, а если нет — пустите за руль парня, который их прошёл. И пусть он всех научит своим трюкам. Учитесь в процессе.
Практикуйтесь менять шины. Осознать, что вы навалили центнер груза поверх запаски — это ощущение, которое мне не хотелось бы снова пережить. Разместите буксировочный трос в КАЖДОЙ машине, захлестните его за задний бампер, чтобы он был наготове для эвакуации в течение минуты или около того. Обзаведитесь хорошим домкратом, он не дороже денег стоит. Проверьте, чтоб каждый знал, где причиндалы для буксировки, замены, ремонта. Практикуйтесь.

Всегда держите под рукой план поездки. Мы всегда пытаемся быть скрытнее и умнее, чем кто-либо ещё. Избегайте основных шоссе и дорог, используемых военными, т.к. они — первоочередные мишени. Прежде, чем выезжать, поглядите на карты, которые не использует армия. Спросите разведчиков (G2 по иерархической классификации НАТО), почему. В перчаточном ящике держите неприкасайки — осколочные, дымовые и газовые. Вот правило. НЕ ТРОГАЙТЕ ЧЕКУ, ПОКА ГРАНАТА В САЛОНЕ! Машину тряхнёт, и граната падает на дорогу. Невелика беда. А если в салоне? Облом.

Использование газа и дыма. Если вас затёрло потоком и у вас нехорошие подозрения насчёт автомобиля позади, бросьте дым. Большая часть водителей остановится или хотя бы освободит вам много места. Это эффективно и безвредно. С осторожностю пользуйтесь газом и никогда — в плотном потоке. Видеть, как вас догоняет облако — не очень весело. Газ - жёсткая штука, и я его применял только когда без него нельзя было обойтись. Осколочные? Все мы знаем, когда за них браться.

Я ВСЕГДА предпочитаю бронированные машины небронированным. Только здравый смысл. Если выпадает небронированная — в дело идут мешки с песком, стальные пластины и запасные бронеплиты где только можно. Лучше, чем ничего. Стащите поликарбонатные окошки с броневиков. Как и в старые добрые деньки, ничто так не отваживает противника, как
точный плотный огонь. Подумайте о расходе топлива. Запланируйте остановки для дозаправки и питания. Всегда держите запасную канистру, просто на всякий случай. Отслеживайте уровень топлива, рассчитывайте, чтоб его хватило.

Прикрепите на козырёк флаг США, чтоб его никто не видел, пока вы не подъедете к блок-посту. Со стороны пассажира сделайте то же самое с сигнальным полотнищем VS17. А то вояки могут обстрелять вас ещё быстрее, чем местные чебуреки.

Берите в машину паёк и воду. НИКОГДА не кидайте детям еду и/или конфеты. Есть много причин, но как минимум — это их стимулирует выскакивать перед машиной. Наезд на ребёнка может завершить вашу карьеру. Более вероятно, что атакована будет задняя машина — сажайте туда лучших стрелков с самыми большими пушками. Дверца автомобиля — не укрытие. Автомобиль в целом — не укрытие. (Хаммер — автомобиль.)

МЕДИЦИНА. Медицинские причиндалы дороги, они спасают жизни. Контора, где я работаю, потратила на них кучу долларов, и это уже спасло три жизни.

Проводите медицинские тренировки. Добавить к этому нечего. Делайте это.

МЕЛОЧИ: Вы приедете в июне? Я бы взял с собой четыре пары лёгких ботинок, чтоб часто их менять. Пятьдесят пар носков. Хотя бы десять НЕ ХЛОПКОВЫХ футболок. Две пары солнечных очков. Не-хлопковые майки, если вы их носите. (Комментарий автора — хлопок не горит, он обугливается. Лётчики и экипажи боевых машин носят хлопок. Полиэстер и нейлон - »потливая» одежда, причиняющая тяжёлые ожоги в случае пожара. Комментарий переводчика — уже несколько лет как существует огнестойкое термобельё, стыдно такое не знать, фу таким быть.) Кучу талька для ног, диски с фильмами, крем от солнца.

РАСПОЛОЖЕНИЕ: Если вы живёте в вагончике или домике, узнайте, где находится ближайший бункер. Пытаться найти его в четыре часа утра в спешке — не вариант. Да, туда сбегутся все. Чел из «дельты», обычно злобно косящийся на всех, последует за боевым пловцом в шлёпанцах. 120-миллиметровые миномёты делают нас всех весьма смиренными.
Жрачка на мой взгляд ужасна. Я иногда лопаю паёк чисто для разнообразия. Если пьёте кофе — возьмите с собой. Сумка с растворимым — на вес золота. Я ношу треккинговые носки, пот отводят.
Насекомые одну неделю беспокоят, на следующую их уже не замечаешь.

Что нужно помнить:

Помните, что когда-то все вы были маленькими глупыми щенками. Вы имели 450 баков в месяц и ничего не могли сделать без кучи распоряжений. Помните это, когда будете стервенеть оттого, что имеете 17 тыщ в месяц, а ребята из соседней конторы — 17 500.

Когда уже в штатах боссы пишут вам, чтоб вы побрились начисто - сделайте это. Никогда не знаешь, когда засветишься в какой-нибудь идиотской газетёнке.

Куда б вас ни заносило, имейте при себе выпивку. Это самый ценный предмет. Вы бы усрались, если б я перечислил всё, что выменял у наших сержантов (см. анекдотических прапорщиков — прим. перев.) на виски.

Солдаты приехали в годичную командировку, а то и больше. Они платят кровью за каждый доллар, и каждый день занимаются тупой опасной хернёй. Помните об этом, когда вам приходится задержаться на 68 дней, а не 60. И общайтесь с ними нормально, ну хоть вы.

Конечно, каждый из нас в конечном счёте работает на себя, но отличайте коммерческую тайну от развед.данных. Если нарвались на заподляну на шоссе, напишите об этом е-мэйл коллегам.

Доверяйте интуиции, это спасает жизни.

Будьте толстокожими, принимайте критику адекватно. Если что-то не получается, спросите совета.

Имейте свой броник и свою каску.

Всегда имейте запасные батареи для GPS. И всегда имейте при себе карту и компас. Знайте карту и проверьте, все ли в команде знают маршрут.

Наденьте резинку на оружейный ремень, чтоб он не цеплялся, когда покидаете авто.

Берите противомоскитную сетку и подстёжку пончо для устройства городской снайперской позиции.

Если начинаете доверять местным — пора сделать выходной.

Вступив в бой… закончите его. Если вы стреляли в кого-то, и он залёг, то может снова открыть огонь. Что начали — закончите.

Вещи, которым я рад, что взял их: ACOG, короткая М4, своя кобура, своя разгрузка, подстёжка пончо, туристический коврик, компас, книги.

Вещи, которые бы хотелось бы взять: больше носков, больше магазинов, больше футболок, больше ботинок, ЗИП для М4, комплект для городской маскировки, больше дисков с фильмами.

Берегите чувство юмора. Держитесь весёлых людей, с ними даже в хреновой ситуации легче.
————-
Бен Томас, декабрь 2010
Спасибо сказали Владимир, Сергей

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

7 года 8 мес. назад
Виталий Выживальщик
Модератор
Модератор
Сообщений: 5351
Репутация: 106
Больше
Автор темы
Выживание в зоне БОЕВЫХ действий #2

«Стоп! Не торопись! Стреляй в первого, затем в последнего. И средний никуда не денется»



"Наш отдельный добровольческий батальон ленинградцев, в котором началась моя боевая биография, всю блокадную пору провоевал в районе Невского пятачка. Плацдарм был небольшим: полтора-два километра по фронту вдоль левого берега Невы и до километра в глубину. Здесь и зародился почин, авторами которого явились лучшие стрелки частей Ленинградского фронта. Случилось так, что я оказался в числе первых, 6 сентября уничтожил двух вражеских мотоциклистов на шоссе Дубровка-Шлиссельбург, а 8 сентября - еще двух гитлеровцев под Невской Дубровкой. Так проходило мое становление как снайпера.

Первым успехом я, прежде всего, обязан своему оружию. Винтовка для воина - его лучший друг. Отдашь ей заботу и внимание - и она тебя никогда не подведет. Оберегать винтовку, держать ее в чистоте, устранять малейшие неисправности, в меру смазывать, отрегулировать все части, пристрелять - таким должно быть отношение к своему оружию.
При этом не лишним будет знать и то, что, несмотря на стандартность, в принципе одинаковых винтовок нет. Как говорится, у каждой - свой характер.
Проявляться этот характер может, например, в степени упругости различных пружин, легкости скольжения затвора, в мягкости или жесткости спуска, в состоянии канала ствола, его изношенности и т. д. Нередко голодный, продрогший от холода, возвращался я с "охоты" и, прежде всего, принимался за чистку оружия, приводил его в порядок. Это непреложный закон для снайпера.

Меткой стрельбе я обучался еще до войны. На снайперском полигоне стреляли почти ежедневно. На специально оборудованном стрельбище "неожиданно" появлялись на разных дистанциях цели: пулеметы, орудия, танки, бегущая группа противника. Или вдруг появятся рога стереотрубы... Конечно, все это было интересно и довольно правдоподобно. Но во всем этом не было главного - опасности. Той, которая приучает снайпера к бдительности, осмотрительности, хитрости, сноровке, т.е. к тому, что нас постоянно сопровождало на войне.

На фронте все мои первоначальные навыки, полученные в снайперской школе, подверглись строжайшему экзамену. Здесь также мелькали тут и там "фигурки", но для них ты сам был целью. Места для стрельбы надо было искать самому, оборудовать, маскировать. Делать не одну позицию, а несколько. Да еще к тому же знать, какую и когда занять, а какую сразу же после первого выстрела быстро сменить. Приходилось приспосабливаться к стрельбе в самых разных условиях. Допустишь ошибку в выборе позиции - поплатишься жизнью. Выстрел делаешь осмотрительно, иногда волнуешься, может быть, излишне осторожничаешь, а подчас попадешь в ситуацию, где и спасуешь. Не стесняюсь этого слова, но говорю по опыту: чувство страха можно и надо побороть в себе. Главным, ради чего надо преодолеть свой страх и рисковать даже жизнью, является выполнение боевой задачи. По таким законам на фронте жили разведчики и снайперы.
В боевой обстановке не всегда удавалось совладать со своими чувствами, особенно на первых порах, когда появлялись "непуганые фрицы". Однажды, еще в начале своей "свободной охоты", я увидел в глубине немецкой обороны вражеского офицера, который по тропе направлялся в сторону своего переднего края, т. е. шел в нашу сторону. Боясь упустить противника, я, недолго думая, прильнул к прицелу. Выстрелил и промазал. Фриц поспешно спрыгнул в траншею. В чем же дело? Почему промахнулся? Не совладал с нервами? Поторопился? Да, поспешность подвела, спокойнее надо было.

Спокойствие и хладнокровие бывают нужны в разных обстоятельствах. Как-то раз, после усиленной обработки нашего переднего края гитлеровцами с воздуха, когда нас изрядно завалило комьями вывороченной земли и засыпало песком траншеи, я с трудом выбрался из-под завала и, стряхнув с себя песок и землю, подхватив винтовку, бегом бросился к берегу.

Первый же выстрел показал, что прицел сбит. Очевидно, все это произошло во время бомбежки, когда контроль над собой и своими поступками несколько утрачивается в ожидании разрыва бомбы. Решил проверить бой винтовки. Попросил соседа по окопу помочь мне в этом. Показал ему на воде у противоположного берега стебель камыша, торчащий из воды. Задача его была простой - определить на глаз величину отклонения моих выстрелов от места выхода камыша из воды. Точно навел прицел в эту точку и выстрелил. Рикошет от пули на воде был хорошо виден. Что-то сантиметров 30-35 левее. Еще раз выстрел - и снова тот же эффект. Прикинул расстояние - порядка 300-350 метров. Поправка ясна - одно деление. Подкрутил маховичок и после контрольного выстрела со спокойной душой занялся обычным делом.

А вот другой пример. Вечерело. Фигурки гитлеровских солдат мелькали где-то вдалеке в тылу. Но глаза искали цель поблизости от берега, где проходил передний край обороны врага. Когда начало смеркаться, я вдруг увидел на тропе двоих солдат. С ведерками, весело болтая, с сигаретами в зубах, почти не таясь, они шли к берегу. Палец на спусковом крючке - вот-вот должен раздаться выстрел. Но сам себя уговариваю: "Спокойнее, не торопись! Фрицы же идут к воде, значит, будут еще ближе, и выстрел будет точнее!" Чем ближе к берегу, тем ниже они стали пригибаться. У самого спуска к воде, у тропы, они затаились и почти исчезли из моего поля зрения. Через минуту-две, смотрю, выпрыгнули из-за бугра и, перекинув автоматы за спину, бросились друг за другом по спуску вниз. И снова терплю, успокаиваю себя: "Ведь до воды им надо пробежать по песку еще метров десять-пятнадцать!". Подбежали к воде. Сам себе командую: "Пора" - и нажимаю спусковой крючок. Два уничтоженных фашиста - итог сдержанности, спокойствия и хладнокровия.

Бесспорно, правильное положение стрелка при стрельбе - залог успеха. Но это, как говорится, теоретическое, "мирное" положение стрелка. На фронте же, в боевой обстановке очень редко удавалось устраиваться подобным образом. Разве только в долговременной обороне, при тщательном оборудовании своих позиций. Как правило, в боевой обстановке снайперу приходится стрелять из самых разнообразных положений.
Был у меня такой случай. Шла переправа наших войск. Мне было приказано подавить огонь вражеских пулеметчиков. Первые же выстрелы из дзота, где я устроился, показали непригодность моей позиции: ограничен обзор, неудобно работать с прицелом... Быстро выбрался - и в траншею. Но, как оказалось, и отсюда вести огонь было не с руки. Выскочил из траншеи, перевалился через бруствер и подался поближе к противнику, к самой кромке берега. Пристроился на какой-то кучке веток в кустарнике. Поначалу вроде бы и понравилось: видно хорошо, самому мягко, прикрыт кустарником. А когда начал ловить пулеметчика в оптику, почувствовал помехи. Не было твердой опоры - локти проваливались между веток, пружинили, расползались.

Наконец, более или менее утвердился и все внимание переключил на выполнение своей задачи. С противоположного берега неслись огненные струи пулеметных очередей. В дополнение к прежним немцы выкатили еще пару пулеметов. Трехъярусный огонь мешал переправе.

По врагу била наша артиллерия, но не приносила вреда пулеметчикам, которые пристроились в береговой насыпи. Неустойчивое положение мешало прицеливанию. Вспомнил невольно школьные годы, когда я однажды на соревнованиях стрелял по мишени "на проходе", т. е. не удерживал мушку под обрезом черного круга, а легкие ее покачивания использовал для стрельбы. Задача состояла в том, чтобы добиться медленного, равномерного покачивания. Палец на спусковом крючке был на критической точке; малейшее нажатие - и выстрел! Все это пронеслось у меня в голове мгновенно. Открыл огонь. Постепенно замолкали пулеметы, и вскоре в моем секторе не было на берегу ни одного пулеметчика - задача была выполнена...

Как-то зимой я оказался в довольно сложной обстановке. Впереди участок местности был завален стволами поваленных взрывами деревьев, ворохами веток. Вести наблюдение лежа, а тем более стрелять было невозможно, а приподнимешься - тут же станешь мишенью для врага. Пристроился за стволом старой березы. Обзор немного улучшился. И тут главное - плотнее прижиматься к березе, не мельтешить за ней, не высовываться из-за ствола. Когда поддерживаешь атаку подразделения, раза два-три приходится менять свою позицию. И тут не смотришь: лужа или не лужа, коряга не коряга - радуешься любому уголку, любой кочке...

Возможно, вы спросите, как лучше действовать снайперам - вдвоем или в одиночку? Скажу прямо: практика показала, что решение этого вопроса целиком зависит от мастерства и, конечно же, от конкретных условий боя.

Было это в разгар зимы. Недалеко от Ленинграда через Неву проходил железнодорожный мост. Еще осенью при отходе наши войска его подорвали, но две фермы моста, примыкающие к нашему берегу, были целы. Давно я уже присматривался к мосту, предполагая, что с него хорошо просматривается вражеский берег. Польза двойная: не только хороший наблюдательный пункт, но, должно быть, и отличная снайперская позиция. Правда, если обнаружат, несдобровать!.. Но не только это сдерживало. Как незамеченным, не оставляя следов, пробраться на мост и, главное, как в случае опасности его покинуть? Не могут ли и фрицы со своей стороны взобраться на мост? Нет ли у них там своего наблюдательного пункта?

В один из дней перед рассветом, запасшись всем необходимым для долгого бдения на снегу, я по заранее высмотренному маршруту пополз к железнодорожной насыпи. Выбрав относительно пологий участок, осторожно взобрался на полотно. Полз, присматривая, чтобы не оставлять заметных следов. Иногда приминал слишком приметные места и разравнивал снег за собой. Правда, успокаивала мысль, что чем ближе к мосту, тем насыпь выше и едва ли что просматривается на ней с вражеского берега.
Сделав десяток-другой "гребков" локтями, отдыхал и снова начинал движение. Вот, наконец, и мост.

Теперь максимум осторожности! Где же устроиться? Прежде всего, надо добраться до последнего пролета; к ферме, что обвалилась при взрыве. Только там будет что-то видно. Надо было поторапливаться. Начинался рассвет. Внимательно просмотрел покрытие моста: не нарушен ли где-либо снежный покров? Нет ли подозрительных следов? Как будто бы все в порядке. Можно устраиваться...

Вражеский берег просматривался четко. У самой кромки береговой черты были густо набросаны витки спиралей из тонкой проволоки - малозаметные инженерные препятствия. Немного дальше от берега, метрах в 20-25, шел низкий забор из колючей проволоки на маленьких столбиках. Еще дальше - забор из колючки на метровых кольях, увешанный пустыми консервными банками - своего рода сигнализация. Извилистые траншеи, ходы сообщения, окопы, блиндажи, землянки - все как на ладони. Вот это наблюдательный пункт! И еще я подумал тогда, что возвращаться обратно буду обязательно по старому следу, с предельной внимательностью, особенно у своего переднего края. Но пока моя задача - вести себя тихо, ничем не выдавая.

Взошло солнце, мороз крепчал. Поработал пальцами, чтобы согреться. Около полудня в одном из ходов сообщения заметил троих гитлеровцев. Впереди шел обер-ефрейтор, позади - два солдата с карабинами. Встретить гитлеровцев я решил на одном из поворотов. В этом месте 10-15-метровый отрезок траншеи шел точно в моем направлении и просматривался целиком: каждый в него входящий как бы становился неподвижным в поле зрения прицела.

Первым появился обер. Стоп! Не торопись! Зачем стрелять сейчас? Дай им всем войти и вытянуться цепочкой на виду у тебя! А потом стреляй в первого, затем в последнего. И средний никуда не денется. Так и сделал...

Минут через пятнадцать на этом же месте были уничтожены двое, потом еще один. А дальше пошло, как по конвейеру. Куда шли фашисты - не знаю, но каждый из проходящих натыкался на груду тел и тут же сам становился жертвой. И все было бы хорошо, если бы не иней... Это случилось на третий день моей "охоты" с моста. Тогда, в первый день, я не придал особого значения тому, что после выстрела с металлических конструкций моста на меня посыпался иней. Его радужная пыльца медленно оседала, искрясь на солнце. Красивое зрелище... Но, видно, успешная "охота" в какой-то мере притупила мою бдительность. А надо было бы сообразить, что гитлеровцы усилят наблюдение, повысят внимание и будут осторожничать. На третий день я успел сделать только единственный выстрел, сразивший фашиста. Буквально через минуту на мост посыпался град снарядов и мин.

Ранним октябрьским утром наши части перешли в наступление и форсировали Неву. Замаскировавшись на берегу среди густой растительности, я вел наблюдение за полем боя и внимательно следил за всеми осложнениями, возникавшими при форсировании. В любой момент готов был прийти на помощь огнем. Под настилом бывшей лодочной станции я заметил на поверхности воды сильную зыбь, поднятую мощной струёй пороховых газов. "Ловко укрылись, - подумал я зло, - самому не достать. Надо сообщить артиллеристам...". Через пару минут от настила остались только щепки. Вспугнутые первыми же разрывами снарядов, оттуда выскочили фашистские пулеметчики, но уйти далеко не успели...

В дальнейшем я частенько выбирал свою позицию вблизи артиллерийских КНП. Но фронтовая дружба налаживалась не только с артиллеристами, но и с представителями других воинских специальностей. Особенно крепкие контакты были с разведчиками. Случалось и так, что задания нам давали общие: снайперов включали в состав разведывательных групп...

Я уже упоминал о нашем плацдарме на левом берегу Невы в районе Невской Дубровки. На него возлагались большие надежды нашим командованием. Значение плацдарма понимали и гитлеровцы. В районе переправы река буквально кипела от разрывов снарядов и мин. Ясно было, что огонь корректировался, а, следовательно, наблюдатели и корректировщики находились в визуальном контакте с переправой, видели все, что делается на реке и на подступах к ней.

Когда в штабе был поднят вопрос о снижении эффективности огня вражеской артиллерии по переправе и плацдарму в целом, было предложено использовать огонь снайперов. Меня вызвали в штаб армии. Задача была ясна. Ночью в стороне от переправы меня скрытно перебросили на плацдарм. Устроились вместе с одним комбатом в береговой нише. Кругом творилось что-то невероятное. Непрерывный гул, взрывы, трескотня пулеметов и автоматов, разрывы гранат... Почти два месяца пробыли мы в этом пекле. Перед каждым рассветом я в сопровождении двоих автоматчиков - моих "телохранителей" - подбирался как можно ближе к переднему краю. Долго рассказывать, что я пережил за эти два месяца...

Часто снайперу приходится стрелять по целям, появление которых бывает неожиданным. В этих условиях нет времени на определение расстояний, и потому на наиболее вероятных рубежах и направлениях необходимо заранее выбирать приметные ориентиры. По ним в дальнейшем следует вести отсчет и определять положение целей и расстояние. Поскольку, как правило, все ориентиры находятся в расположении противника, расстояние в них определяется на глаз, с ошибкой примерно в 5-10 процентов. Ошибки тем больше, чем пересеченнее местность. Но и на ровной местности они не исключены. Особенно грубые ошибки (с занижением расстояний) бывают тогда, когда противоборствующие стороны разделяет ровная однообразная местность - равнина, пустыня, водная гладь, или когда стрельба ведется в горных ущельях, лощинах. К тому же надо учесть и то, что установочные данные оптического прицела зачастую требуют периодической коррекции.

Так возникает необходимость проверки боя винтовки. Но как это сделать в условиях фронта? Ни мишеней, ни стрельбищ, ни выверенных расстояний, а порой и просто отсутствие инструментов. При удобном случае я всегда разыскивал поблизости овражек, отмеривал 100 метров и производил пристрелку винтовки стандартным способом. Но такие случаи выпадали редко. Надо было искать что-то другое. И это другое нашлось.
Как-то работал я на берегу - уничтожал вражеских пулеметчиков, ведущих огонь у самого уреза воды. Выстрелив, заметил на воде у берега всплеск. Сомнений не было - эти рикошет от моего промаха. Факт этот я запомнил. И вскоре его использовал. Когда вновь заработали пулеметчики, заскрежетали минометы, заухала артиллерия, я решил проверить бой винтовки. В оптический прицел внимательно просмотрел участок водной глади неподалеку от обнаруженных мною у берега следов. Привлек внимание прутик, торчавший из воды. Тщательно прицеливаюсь в точку, где он выходит из воды, и стреляю. Вижу всплеск - рикошет. Его отклонение - ошибка в бое винтовки. Она незначительна, но для уверенности делаю еще один выстрел. В этот день я так ничего и не дождался. Зато на следующий - мой боевой счет вырос еще на две единицы...

Иногда обстановка быстро менялась, цели появлялись на обширном пространстве с разбросом по дальности и быстро исчезали. В таких условиях каждый раз определять расстояния и тем более устанавливать по ним прицел попросту не представлялось возможным. Да и реагировать на такие цели надо было быстрее, иначе цель скроется.
В предвидении такой обстановки, которая, как правило, возникала при атаках противника, я точно (упомянутыми выше методами) пристреливал винтовку на дистанцию 400 метров, запоминал в районе этой дальности какой-либо предметный ориентир на стороне противника и в дальнейшей стрельбе ориентировался по нему. Прикидывал на глаз, насколько цель ближе или дальше этого ориентира, не в метрах, конечно, а в величине "качания" по вертикали точки прицеливания. Для этого, естественно, снайпер, как таблицу умножения, должен знать (а вернее, представлять пространство) траекторию полета пули хотя бы на те же 400 метров, т. е. на дистанцию, на которую винтовка пристреляна была перед боем.

В качестве тактического приема гитлеровцы использовали свои огневые точки по всей линии обороны таким образом, что одни из них работали днем, а другие - по ночам. Выявить точки, работающие в ночное время, труда не составляло - по огневым вспышкам "провешивали" направление на работающий пулемет (устанавливали по паре вешек на бруствере окопа на удалении метр-полтора одна от другой). Днем по этим вешкам после недолгих наблюдений находили замаскированные амбразуры огневых точек и проводили по ним коррекцию оружия способами, о которых рассказывалось выше. Прицелы запоминались и записывались. С наступлением темноты, когда оживали огневые точки, молчавшие днем, снайпер был уже настороже. Взлетит в воздух ракета, зависнет в ночном небе - и в ту же секунду в сторону работающей огневой точки следует выстрел, другой.
Заканчивая свой рассказ о немаловажном для снайпера тактическом приеме - нестандартной пристрелке,- хотелось бы предупредить, что увлекаться ею не следует, а использовать надо в самых неотложных случаях, когда есть необходимость поражения цели с первого выстрела. Желательно эту пристрелку маскировать шумом боя и вести ее с запасных позиций.

В боевой обстановке снайпер может оказаться в самых необычных условиях. Для того чтобы не попасть впросак, необходимо в совершенстве владеть всеми видами оружия и теми качествами, о которых я уже говорил выше. Не меньшее значение имеют хитрость, смекалка, наблюдательность.

Однажды во время единоборства с фашистским снайпером был у меня такой случай.
Взошло солнце. Крепчал мороз. Однообразное лежание стало надоедать. Беспокоила неясность обстановки. Надо было предпринимать что-то. И тут мелькнула мысль: надо обмануть фрица. Нашел сухую ветку и, приладив на нее шапку-ушанку козырьком в сторону противника, просунул ее сквозь прогал в ветвях и медленно стал поднимать. Моя "неосторожность" тотчас же была наказана. Шапка была сбита. По двум дыркам нетрудно было определить примерное направление пули. Но враг не успокоился: очередная пара пуль впилась в ствол возле меня. Неприятное ощущение,

Снова пошла в ход рогулька. Удерживая бинокль у глаз, левой рукой осторожно пошевелил еловые ветки левее. Как и следовало ожидать - последовал выстрел. Одновременно в бинокль я увидел маленькое облачко снежной пыли. Сомнений не было - облачко взметнулось в результате вылета из ствола пороховых газов. Вражеский снайпер работал с неподготовленной позиции - зимой в секторе стрельбы снег надо обязательно окропить или же слегка примять, чтобы не демаскировать выстрелы. Это его и выдало...

Вы уже, наверное, поняли из приведенного примера, что снайпер должен быть наблюдательным, а из всего замеченного обязан делать определенные выводы. Наблюдательность и анализ - непременные качества снайпера. Они вырабатываются со временем. И не следует пренебрегать мелочами боя. Любая мелочь может оказаться решающим фактором победы.

В чем секрет успеха снайпера, и что его спасает от огня противника? В первую очередь - маскировка. Он видит все, оставаясь невидимым для врага, а поэтому неуязвимым. Снайперу нужно помнить те правила, которые имеют значение для его будущей боевой работы. Правила эти следующие: отправляясь на выполнение боевой задачи, осмотреть свое снаряжение и подготовить его так, чтобы оно не издавало никаких звуков, которые могут выдать присутствие снайпера; двигаясь по небольшим барханам, высоким хребтам, обязательно идти, пригибаясь; в лесах и зеленых зонах не пересекать полян, а обходить их; на отдых днем располагаться в тени местных предметов; не протаптывать новых тропинок по целине, не расширять имеющихся, которыми пользуются; все следы работ, проводимых в течение ночи, к утру необходимо тщательно маскировать".


Владимир Пчелинцев (1942 г.) (с)

Спасибо сказали Vladimir

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

6 года 8 мес. назад
Виталий Выживальщик
Модератор
Модератор
Сообщений: 5351
Репутация: 106
Больше
Автор темы
Выживание в зоне БОЕВЫХ действий #3

Как вести себя при обстреле и бомбардировке



В тревожные времена стоит надеяться на лучшее, но важно быть подготовленным к любому развитию событий. Пусть никогда не понадобятся правила действий на случай попадания под артобстрел или бомбардировку: что делать, куда бежать и как прятаться? Советует ветеран Вооруженных Сил Украины, полковник Андрей Кулиш.

Внезапный артобстрел

Если вы услышали свист снаряда (он похож больше на шорох), а через 2-3 секунды — взрыв, сразу падайте на землю. Не паникуйте: уже то, что вы слышите сам звук полета, означает, что снаряд пролетел достаточно далеко от вас, а те секунды перед взрывом лишь подтвердили достаточно безопасное расстояние. Однако следующий снаряд полетит ближе к вам, поэтому вместо самоуспокоения быстро и внимательно оглянитесь вокруг: где можно спрятаться надежнее?

В случае, если обстрел застал вас в маршрутке, троллейбусе или трамвае — следует немедленно остановить транспорт, отбежать от дороги в направлении «от зданий и сооружений» и залечь на землю. Оглянитесь и глазами поищите более надежное укрытие неподалеку. Перебегать следует короткими быстрыми бросками сразу после следующего взрыва.

Если первые взрывы застали вас в дороге на собственном автомобиле — не рассчитывайте, что на авто вы сможете быстро убежать от обстрела: вы никогда не будете знать, в какую сторону перенесется огонь, и не начнется ли дальше обстрел, скажем, из минометов. Кроме того, бензобак вашего авто добавляет опасного риска обгореть. Поэтому опять-таки: немедленно останавливайте машину и быстрее ищите укрытие.

Не подходят для укрытия:

- Подъезды любых зданий, даже небольшие пристроенные сооружения. От многоэтажных / многоквартирных домов вообще следует отбежать хотя бы метров на 30-50;

— Места под разной техникой (скажем, под грузовиком или под автобусом);

— Обычные ЖЭКовские подвалы домов. Они совершенно не приспособлены для укрытия во времени авианалетов или ракетно-артиллерийских обстрелов (речь идет о слабых перекрытиях, отсутствие запасных выходов, вентиляции и т.д.).

Есть большой риск оказаться под массивными завалами. Загромождение таких подвалов влечет риск моментального пожара или задымленности.

Никогда не следует прятаться снаружи под стенами современных зданий! Нынешние бетонные «коробки» не имеют ни малейшего запаса прочности и легко рассыпаются (или «складывются») не только от прямого попадания, но и даже от сильной взрывной волны: есть большой риск оползней и завалов. Нельзя также прятаться под стенами офисов и магазинов: от взрывной волны сверху будет падать много стекла; это не менее опасно, чем металлические осколки снарядов.

Иногда люди инстинктивно прячутся среди любых штабелей, в местах, заложенных контейнерами, заставленных ящиками, стройматериалами и т.п. (вступает в дело подсознательный рефлекс: спрятаться так, чтобы не видеть ничего).

Эта ошибка опасна тем, что вокруг вас могут быть легковоспламеняющиеся предметы и вещества: возникает риск оказаться среди внезапного пожара.

Порой люди из страха прыгали в реку, в пруд, фонтан и т.д. Взрыв бомбы или снаряда в воде даже на значительном расстоянии очень опасны: сильный гидроудар и — как следствие — тяжелая контузия.

Можно спрятаться в следующих местах:

— В специально оборудованном бомбоубежище (если повезет).

От обычного ЖЭКовского подвала настоящее бомбоубежище отличается толстым надежным перекрытием над головой, системой вентиляции и наличием двух (и более) выходов на поверхность;

— В подземном переходе;


— В метро (идеально подходит);


- В любой канаве, траншеи или яме;


- В широкой трубе водостока под дорогой (не стоит лезть слишком глубоко, максимум на 3-4 метра);



- Вдоль высокого бордюра или фундамента забора;

- В очень глубоком подвале под капитальными домами старой застройки (желательно, чтобы он имел 2 выхода); — В подземном овощехранилище, силосной яме и т.п.;

- В смотровой яме открытого (на воздухе) гаража или СТО;

- В канализационных люках рядом с вашим домом, это очень хороший тайник (но хватит ли у вас сил быстро открыть тяжелую железяку? Важно также, чтобы это была именно канализация или водоснабжение — ни в коем случае не газовая магистраль!)

- В ямах-«воронках», оставшихся от предыдущих обстрелов или авианалетов.



В худшем случае — когда в поле зрения нет укрытия, куда можно перебежать одним быстрым броском — просто ложитесь на землю и лежите, закрыв голову руками! Подавляющее большинство снарядов и бомб разрываются в верхнем слое почвы или асфальта, поэтому осколки в момент взрыва разлетаются на высоте не менее 30-50 см над поверхностью.

Итак, общее правило: ваше укрытие должно быть хоть минимально углубленным и, вместе с тем, должен находиться подальше от сооружений, которые могут обрушиться на вас сверху при прямом попадании, или могут загореться. Идеальная защита дает траншея или канава (подобная окопу) глубиной 1-2 метра, на открытом месте.



Спрятавшись в укрытии, ложитесь и обхватите голову руками. Приоткройте рот — это убережет от контузии при близком разрыве снаряда или бомбы.

Не паникуйте. Займите свою психику чем-то. Можно считать взрывы: знайте, что максимум после 100-го взрыва обстрел точно закончится. Можно попытаться мысленно считать минуты.

Во-первых, это отвлекает. Во-вторых, так вы сможете ориентироваться в ситуации: артиллерийский обстрел не длится вечно, максимум — двадцать минут; авианалет — значительно меньше. В наше время не бывает длинных бомбардировок, большие группы бомбардировщиков не применяются.

После окончания обстрела (бомбардировка)

Оставляя место убежища, не давайте себе расслабиться. Теперь вся ваше внимание должно быть сконцентрировано себе под ноги! Не поднимайте с земли никаких незнакомых вам предметов: авиабомба, ракета или снаряд могли быть кассетными!

Боевые элементы часто разрываются при падении, но могут взорваться позже, в руках — от малейшего движения или прикосновения. Все внимание — детям и подросткам: не дайте им поднять что-нибудь из-под ног!

Наибольшие потери в югославском конфликте были в самом начале войны среди гражданских людей, которых боевые действия застали молниеносно: отсутствие подготовки и соблюдения элементарных правил — огромная опасность, которой можно избежать. (с)

Спасибо сказали Vladimir

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

5 года 6 мес. назад
Виталий Выживальщик
Модератор
Модератор
Сообщений: 5351
Репутация: 106
Больше
Автор темы
Выживание в зоне БОЕВЫХ действий #4

Как выжить под "Градом". Инструкция



Система залпового огня "Град" имеет репутацию грозного и страшного оружия, не оставляет шансов на выживание. Однако, как показывает опыт, можно остаться живым и под "Градом". Главное, не поддаваться панике и знать особенности этого оружия.

Мину можно услышать и отреагировать на нее. Снаряды из "Града" летят вдвое быстрее скорости звука. Услышать выстрел и звук ракеты, летящей в тебя, невозможно.

Однако залп из "Града" хорошо видно. Ночью это яркая вспышка на горизонте, днем дымные следы ракет. Поэтому, в первую очередь, нужно организовать дежурство наблюдателей, которые вовремя предупредят о начале обстрела.

Обычная дальность стрельбы от 5 до 20 километров, и после сигнала от наблюдателя есть всего несколько секунд, чтобы спрятаться. Поэтому у людей, находящихся в зоне возможного обстрела "Градом", очень быстро вырабатывается специфическая привычка: они постоянно держат в поле зрения объекты на местах, которые можно использовать в качестве укрытия.

Ракета "Град" в разы мощнее минометной мины. Тяжелый снаряд на сверхзвуковой скорости и шесть килограммов взрывчатки легко пробивают стены домов и ломают межэтажные перекрытия.

Поэтому в здании лучше прятаться в подвале или на полу первого этажа. Выбирайте место в углу между несущими стенами, там меньше шансов попасть под потолок, что завалится, и недалеко от окна или двери, чтобы можно было быстро покинуть здание в случае попадания.

Осколочно-фугасный снаряд "Града" имеет контактный взрыватель, который срабатывает при ударе о землю. Как и в случае с минометом, осколки после взрыва летят вверх и в стороны. Поэтому от осколков достаточно надежно защищают окопы, щели, воронки, блиндажи. Если обстрел застал вас на открытой местности, ложитесь на землю и прижимайтесь к ней как можно сильнее.

На каждой пусковой установке "Град" 40 снарядов, которые при необходимости можно выпустить за 20 секунд. При обстреле снаряды взрываются один за другим. Обычно дают залп примерно из 10-30 снарядов, после чего уточняют результаты стрельбы и корректируют огонь, или же меняют позицию. Возможен и массированный обстрел: в артдивизионе 18 боевых машин, которые используют и вместе, и малыми группами, и в одиночку.

Поэтому не спешите выходить из укрытия, не подождав хотя бы 10 минут после окончания обстрела.

Разброс снарядов около 50-100 метров. При обстреле целей в населенных пунктах ракеты часто взрываются на улицах и залетают в жилые кварталы.

Итак, основные правила выживания при обстреле из "Града":

1. Услышать сверхзвуковой снаряд невозможно. Организуйте постоянное наблюдение.
2. Постоянно держите в поле зрения здания, находящиеся поблизости на местности, которые можно быстро использовать в качестве укрытия. Со временем это войдет в привычку.
3. Окопы, воронки, щели защищают от осколков достаточно надежно. Если обстрел застал вас на открытой местности, то ложитесь на землю.
4. В здании лучше прятаться в подвале или на первом этаже, в углу, недалеко от окна или двери.
5. После окончания залпа не спешите выходить из укрытия. Подождите хотя бы минут десять, вполне вероятно, что обстрел продолжится.
(c)

Спасибо сказали serg12, Владимир, Андрей

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

4 года 9 мес. назад
Виталий Выживальщик
Модератор
Модератор
Сообщений: 5351
Репутация: 106
Больше
Автор темы
Выживание в зоне БОЕВЫХ действий #5

Как уничтожить американский боевой танк «ГЕНЕРАЛ АБРАМС»

Американская пропаганда активно работает над созданием мифа о неуязвимости танка М1А1 «Генерал Абрамс», однако, это является не чем большим, чем ложь и пропаганда, целью которой является вселить в сердца наших бойцов неуверенность в себе и своем оружии.



Действительно, основной боевой танк М1А1 «Генерал Абрамс», а также его модификации М1А1НА и М1А2 имеют высокую защищенность лобовой проекции, которая составляет порядка 550-770 мм (в зависимости от модификации) от оперенных бронебойных подкалиберных снарядов и порядка 800-1110 (в зависимости от модификации) от кумулятивных средств поражения. Однако, речь идет о бронировании самых защищенных участков, составляющих менее 50% лобовой проекции танка.

В остальных же участках поражение танка не составляет труда для умелого и осведомленного о слабых зонах бронирования бойца. Кроме того, данные по испытаниям танка М1А1НА с усиленной броней, использующей обедненный уран, показали, что приводимые в открытых источниках данные о его бронезащите сильно завышены и для указанной модификации составляют не более 550-600 мм на дистанции 1000 м от против оперенных бронебойно-подкалиберных снарядов и порядка 800 мм от кумулятивных средств поражения.

(Рисунок 1. Уязвимые места боковой проекции танка М1А1 «Генерал Абрамс»)



Бей стрелково-пулеметным огнем по приборам наведения
Бей по пушке
Бей по большему зазору между бронированием корпуса и башни.
Зазор настолько велик, что попасть под башню "Абрамса" можно с большого расстояния.
Бей по бортам корпуса, их можно пробить даже пре помощи старых моделей РПГ
Бей по кормовым нишам башни.
Бей очередями из 30-мм пушки БМП-2 по бортам корпуса (участки обозначены на рисунке1).
Дистанция уверенного поражения при использовании при использовании БП снаряда «Кернер» при угле от 38 до 90 градусов составит до 2000 метров (500 м для БТ снаряда).


*Борт абрамса в задней части представляет из себя до 7 см стали экранов и 3 см броневой стали корпуса. Такая преграда поражается пушками 2А42/2А72
Для успешной борьбы с этим грозным противником нужно знать уязвимые места этого танка (рисунок 1. Уязвимые места боковой проекции танка М1А1 «Генерал Абрамс»,)


(Рисунок 2. Уязвимые места лобовой проекции танка М1А1 «Генерал Абрамс»)



- Вся зона вокруг орудия и характерный треугольник под ним.
- Верхняя лобовая деталь танка значительно слабее, поэтому танкистам и бронебойщикам рекомендуется бить именно туда.


Современное противотанковое вооружение Русской армии способно уничтожить или вывести из строя любой тип вражеского танка. Однако, если их по какой-либо причине нет в наличии, с танком М1А1 «Генерал Абрамс» можно бороться и устаревшими средствами, например при помощи моноблочных кумулятивных гранат для гранатомета РПГ-7 (Гранаты ПГ-7, ПГ-7В, ПГ-7 ВМ рекомендуется применять по участкам бортовой проекции указанной на Рисунке 1., а также по кормовой нише башни). Бей по танку только тогда, когда он подставит бок (38-90 градусов).


Распределение бронирования танка М1А2 «Генерал Абрамс»



Зеленый – бронирование от 20, до 70 мм
Красный - бронирование от 600 до 770 мм
Желтый - бронирование до 80 мм (при обстреле под прямым углом)

Размещение бортовых экранов на танке М1А1 «Генерал Абрамс»



Гранаты ПГ-7ВЛ, и ПГ-7ВР (Бронепробиваемость 500-750 мм) можно применять по любым участкам бортовой проекции и по уязвимым участкам лобовой проекции.

ПГ-7ВР



Исходя из опыта предыдущих конфликтов, для борьбы с танками противника рекомендуется:

1. Создавать специальные команды бронебойщиков, которые должны иметь в своем составе пулеметчика и снайпера для защиты от пехоты, прикрывающей танк противника.

2. Места для засад должны выбираться в участках, ограничивающих передвижение танков.

3. Расположение засады должно обеспечивать отрезание путей отхода и запирание машин в сектое уничтожения.

4. При ведении боевых действий в городе, необходимо использовать несколько команд, размещая их на разных уровнях - в подвалах, на первых-третьих этажах зданий. Для надежного поражения танка, по нему рекомендуется одновременно производить до 5-6 выстрелов из РПГ с различных направлений..

5. Обстреливать бронеобъекты рекомендуется сверху, с флангов и с тыла. Выстрелы по лобовой броне малоэффективны и способны лишь демаскировать гранатометчика.

Вторая Иракская война выявила слабые места американских танков М1А1 "Абрамс" и окончательно развеяла миф о его неуязвимости, тщательно насаждавшийся в течение последнего десятилетия.

Лобовая броня башни и корпуса «Абрамса» все еще обеспечивают хорошую защиту от противотанковых средств находившихся на вооружении Иракской армии. Однако бортовая и кормовая проекции остаются уязвимыми даже для гранатометов, разработанных в 60-е годы прошлого века. Также были зарегистрированы случаи вывода из строя танков огнем со стороны кормы как 25-мм пушек «своих» БМП «Бредли», так и 30-мм пушек БМП-2. Не является секретом и то, что не укладываясь в отведенные весовые ограничения американские конструкторы вынуждены были пожертвовать бронированием бортов корпуса, который обеспечивает защиту от бронебойных снарядов 30-мм пушки только при курсовом угле +- 30 градусов, где установлены бортовые экраны толщиной 70 мм. Остальные участки борта из себя 5 мм мягкой стали, за которой идет 30 мм броневой стали корпуса. Такая преграда поражается пушками 30 мм пушками БМП-2 с 2000 м (при использовании бронебойных подкалиберных снарядов), при использовании обычных бронебойных снарядов эта дистанция несколько ниже.
По данным зарубежных специалистов реактивные гранаты ПГ-7В п с вероятностью 55% поражают «Абрамс» в борт башни и борт корпуса над катками. С вероятность 70% - в крышу башни.

Выяснилось также, что "Абрамсы" в полевых условиях "сжигают" больше горючего, чем им положено по норме. Были трудности с доставкой запчастей для вышедших из строя машин, в результате чего многие поврежденные танки неудовалось отремонтировать и они были разобраны на запасные части для ремонта своих более удачливых собратьев.
По информации официальных источников на основе действий 3-й Механизированной дивизиии США можно сделать следующие выводы о уязвимости танка «Абрамс»:

-Ракет «Корнет» в Ираке не обнаружено
-Верх, бока, и тыловая броня восприимчивы к поражению.
-Зарегистрированные случаи, где 30 мм бронебойные снаряды пробивали танк с тыла.
-Левая и правая сторона бортовых экранов, пробивается РПГ.
-Косметические повреждения при поражении противопехотными выстрелами к РПГ.
-Не отмечено случаев, поражения танков противотанковыми минами (в отличии от 1991 года).
-Вышибные панели на башне работали штатно, зарегистрированные случаи попадания в боеукладку к гибели экипажа не приводили.
-Двигатель продемонстрировал низкую надежность и крайне высокую пажароопасность.
-Для полного поражения танка достаточно 1 термитной гранаты (внутрь), 2 ракет «Майверик» или выстрела БПС (в область боеуклдки)
-Для вывода танка из строя достаточно от одного выстрела РПГ по боковым частям корпуса.

На многих уничтоженных «Абрамсах», пораженных огнем ручных противотанковых гранатометов типа РПГ-7 в борт, противокумулятивные экраны пробивались даже гранатами ПГ-7В (это один из наиболее старых типов гранат для РПГ-7), и ее кумулятивной струи было достаточно, чтобы после экрана пробить и бортовую броню.

Имелись случаи безвозвратных потерь из-за воспламенения вспомогательных силовых установок (ВСУ) и/или воспламенения емкостей с запасами ГСМ, которые попадали в моторно-трансмиссионное отделение и тем самым воспламеняли двигатель. Так сгорел один «Абрамс» («из-за вторичного эффекта»), который был обстрелян из 12,7-мм пулемета ДШК. Пуля попала в левую заднюю часть башни, где как раз и расположена ВСУ, пробила ящик, вывела из строя установку, а горящее топливо и масло из нее устремились вниз, в МТО. Произошло возгорание силовой установки, которая полностью выгорела, танк восстановлению не подлежит. Кстати, о ВСУ танка «Абрамс».

По материалам Автобронетанкового управления армии США (TACOM) и центра изучения опыта сухопутных войск США (CALL) 3-й Механизированной дивизией за 21 день проведения операции огнем противника или в результате дружественного огня было поражено всего 23 танка M1A1 «Абрамс» и БМП M2/M3 «Бредли». Пятнадцать из них (включая девять «Абрамсов» и шесть «Бредли») были поражены из РПГ-7. Один танк этой дивизии в результате обстрела из стрелкового оружия и, как следствие, неуверенных действий механика-водителя, упал с моста в реку Тигр, экипаж погиб.

После официального окончания операции «Свобода Ираку» потери бронетехники коалиции не только не уменьшились, а наоборот возросли. Главным врагом для танков и БМП сейчас являются противотанковые гранатометы и фугасы, которые устанавливают иракские партизаны, на маршрутах патрулирования американских войск.

Так, например, 27. 10. 2003 в 40 км от Багдада к северо-востоку от города Баллад была подорвана новейшая модификация танка «Абрамс» М1А2 SEP (System Enhanced Package) из состава 4-й Механизированной дивизии США. Танк подорвался на самодельном фугасе, который состоял из нескольких артиллерийских снарядов. В результате подрыва башня танка отлетела на 30 метров.

Также не подтвердили своей надежности топливные баки танка, расположенные в передней части танка с обоих сторон от механика-водителя, в обеих зарегистрированных случаях попадание в них приводило к уничтожению танка.
Кроме проблем в результате огня противника танк M1A1 также показал низкую эксплуатационную надежность и очень большую пожароопасность.

Наличие большого количества сложных и склонных к отказу систем и подсистем приводило к тому, что многие машины просто не способны были выполнять поставленные задачи. К таким системам, по мнению американских экспертов, относятся система управления огнем, радиостанция и другие электронные системы, которые должны регулярно перепроверяться и выверяться после воздействия на них вибрации и сильных ударов во время боя. (с)

Спасибо сказали Владимир

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

4 года 9 мес. назад
Андрей
COM_KUNENA_SAMPLEDATA_RANK5
COM_KUNENA_SAMPLEDATA_RANK5
Сообщений: 1412
Репутация: 5
Больше
Выживание в зоне БОЕВЫХ действий #6
Возможно, сведения уже устарели. Я эту картинку лет пять назад уже видел, не думаю, что ихняя инженерная мысль застыла на месте. Наиболее уязвимые места наверняка уже прикрыли какими либо методами или средствами.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

4 года 6 мес. назад
Виталий Выживальщик
Модератор
Модератор
Сообщений: 5351
Репутация: 106
Больше
Автор темы
Выживание в зоне БОЕВЫХ действий #7

Попали под обстрел... Что делать?

Спасибо сказали Андрей Силантьев

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

4 года 1 мес. назад
Виталий Выживальщик
Модератор
Модератор
Сообщений: 5351
Репутация: 106
Больше
Автор темы
Выживание в зоне БОЕВЫХ действий #8

Тактика использования гранаты Ф-1



История не донесла до нас фамилию конструктора гранаты Ф-1. Разработанная еще до Первой мировой войны, она до сих пор оказалась самой дешевой в производстве и самой страшной в боевом применении. В России, Германии и Польше ее называли «лимонкой», во Франции и в Англии — «ананасовкой», в Балканских странах — «черепахой».

С появлением винтовочных наствольных и подствольных гранатометов искусство боя ручными гранатами стало забываться. А зря. Действие по цели малоосколочных подствольных гранат не идет ни в какое сравнение с работой ручной осколочной гранаты Ф-1, известной и военным, и гражданскому населению под кодовым названием «лимонка». С незначительными конструкционными изменениями эта граната производится в разных странах мира уже 80 лет.

«Лимонка» является наиболее могущественной из всех ручных гранат по убойному действию осколков и самой удобной в обращении. Ребра на ее корпусе — черепахе — существуют cовсем не для разделения на осколки, как принято думать, а для «ухватываемости» в ладони, для удобства удержания и возможности привязки к чему-либо при постановке на растяжку в качестве мины.

Корпус гранаты Ф-1 отлит из так называемого «сухого» чугуна, который при взрыве бризантного (дроблящего) заряда раскалывается на осколки размером от горошины до спичечной головки, неправильной рваной формы с рваными острыми краями. Всего таких осколков образуется до четырехсот (!).

Форма корпуса выбрана именно такой не только для удобства удержания. До сих пор никто не может объяснить почему, но при взрыве «лимонки» на поверхности земли разлет осколков происходит преимущественно в стороны и очень мало — вверх. При этом трава «выкашивается» полностью в радиусе 3 м от места взрыва, сплошное поражение ростовой цели обеспечивается в радиусе 5 м, на дистанции 10 м ростовая цель поражается 5—7 осколками, в 15м— двумя-тремя.

Поэтому на близких дистанциях от взрыва не спасет бронежилет — осколками посечет руки, ноги, лицо.

Даже маленький осколок, попавший в шею, равносилен смертельному приговору. Проникающее убойное действие мелкие осколки сохраняют до 100м, крупные — до 250 м. В замкнутых помещениях помимо массы рикошетирующих беспорядочных осколков ударная волна этой сильной гранаты сама по себе вызывает контузию и выводит из строя. Бронежилет при этом тоже бесполезен.

В пехоте по всем этим причинам граната Ф-1 используется как оборонительная. В спецназе — как мощное средство подавления, когда малыми силами необходимо достигнуть реальных результатов в конкретных жестоких обстоятельствах. Исход в специальных операциях при ведении боевых действий в нестандартных ситуациях сплошь и рядом зависит от применения практических боевых приемов, не обозначенных уставами и кабинетными регламентами. Беспощадная сила «лимонки» обеспечивает поворот событий в пользу инициативных и изобретательных, но только при ее умелом применении.

Во время прошлой войны сотрудники СМЕРШа при осуществлении оперативных огневых контактов, стреляя в перемещении одной рукой из пистолета, держали в другой, приподнятой на уровне головы руке гранату как противовес для плавного хода. Гранату из такого положения метали без замаха, мгновенно, при необходимости резко увеличивая этим свою огневую мощь. Но метали не просто так. На близких дистанциях оперативного боя «в упор», при внезапном столкновении с группой противника, граната забрасывалась за спины неприятеля. Это укрывало бросавшего от своих же осколков. Противник при этом оказывался «зажат» между стрелковым огнем «в упор» и разрывом-гранаты сзади.

В боевой практике ближнего боя этот несложный прием трудно переоценить. Он особенно ценен в уличных боях, когда при внезапном близком появлении противника замахиваться гранатой уже нековда или же невозможно в тесноте помещения.

Без замаха гранату можно бросить довольно далеко и точно, не отрывая взгляда от цели или интуитивно в темноте. Но для этого нужно разработать суставы и мышцы бросающей руки — хоть правой, хоть левой. При такой разработке следует: зажав кистью руки учебную гранату полного веса (заполненную песком), качать ею, имитируя замах и бросок, все время увеличивая амплитуду замаха и постепенно отдаляя назад стартовый барьер броска. От стартового барьера граната посылается вперед резкими усилиями не только руки, но и мышц плеча, груди и живота, но не бросайте гранату! Качать вперед и назад до упора, постепенно отодвигая границу этого упора! Такой прием бросания используется при необходимости забросить гранату в узкую бойницу, находящуюся выше человеческого роста.

Гранату можно бросить довольно далеко и точно от пояса или сразу от гранатной сумки с замахом или без замаха снизу вперед. Этот способ очень быстр и ценен тем, что противник часто вообще не успевает понять, что граната «пошла» к нему. Противник привык видеть бросок с замахом сверху. Тренировка и разработка связок и мышц производится аналогично броску без замаха сверху с постепенным отдалением стартового барьера. При броске снизу без замаха точно так же, как и при «верхнем» броске, включаются резкие, взрывные усилия мышц плеча, груди и живота.

Способ непривычен, но при определенных тренировках дальность и точность броска быстро прогрессируют. К тому же, по обстоятельствам, гранату иногда проще «подкатить» к противнику (например, через низко расположенные щели) именно таким способом. Бросок снизу практичен при оперативном бое в зданиях, когда нет необходимости посылать гранату далеко, но, случается, требуется бросить несколько гранат быстро одну за другой.

При метании гранаты из-за вертикального укрытия (из-за угла), что при боевых действиях в различного рода лабиринтах происходит сплошь и рядом, желательно не высовываться из-за угла и, не подставляясь под встречный огонь. Цель при этом определяется интуитивно или по слуху. Такой способ метания позволяет бросить гранату быстро, далеко и точно тем, кто тренировался бросать гранату снизу, от пояса, без замаха, как правой, так и левой рукой, ибо здесь задействованы те же группы мышц, разработка которых производится аналогично вышеизложенному.

При необходимости метать гранату лежа по горизонтальной щели-бойнице ее бросают от пояса, по возможности выставив впереди себя камень, вещмешок и т. д., что найдется под рукой, в качестве временного укрытия для защиты от своих же осколков.

Если есть необходимость метнуть гранату дальше, это делают из положения «с колена». Для этого из положения лежа резко отталкиваются от земли руками, подав туловище и таз назад так, чтобы ноги согнулись в коленях. Ускоряя движение, подняться на левое колено, сделав упор на правую ногу. Это позволит сделать широкий замах назад для броска. Вслед за броском резко упасть и «вжаться» в землю. Для освоения этого приема все вышеописанные движения отрабатываются многократно «вхолостую», не выпуская учебную гранату из руки, делая широкий замах, все больше и больше увеличивая амплитуду размаха, постепенно, как и в ранее описанных приемах метания, «отодвигая» назад стартовый барьер броска. При метании с колена резко, взрывным образом включаются все те же мышцы бросающей руки, плеча и особенно корпуса. По мере натренированности надо добиваться слитности, одновременности и быстроты движений. Все делается почти мгновенно.

Если вы бросаете гранату таким способом из-за какого-то укрытия (бугорка, кучи щебня и т. д.), колени не должны двигаться с места. Если при замахе подтянуть одну ногу вперед, как это делают новички, движение замедлится, метающий непроизвольно продвинется вперед и после броска может упасть не за укрытие, а на укрытие грудью. Нужно научиться, резко приподнимаясь с земли, бросив гранату, резко упасть, раньше, чем противник сумеет среагировать и выстрелить. Вышеописанным способом во все времена пользовались разведчики и бойцы штурмовых групп, когда было невозможно подползти к противнику вплотную незаметно.

Аналогичным способом пользуются и для того, чтобы забросить гранату в горизонтальную щель, амбразуру, находящуюся над поверхностью земли на уровне пояса. Но гранату при этом бросают, делая замах сбоку по горизонту.

Это самая сложная в исполнении цель для гранатометания. Тренировки плечевого сустава и «бросающих» мышц плеча и корпуса производятся так же, как и в случаях, описанных ранее.

После броска гранаты надо отступить за укрытие и прижаться к нему. Не надо любопытствовать, как сработает ваша граната — она сработает без вашего участия. Не попадайте под ее осколки. Учтите направление их возможных рикошетов. После взрыва гранаты отсчитайте в уме «двадцать два, двадцать два» — это будут две секунды, за которые осколки уйдут или улягутся, и делайте, что вам необходимо по обстановке — рывок в нужную сторону, стрельба из автомата по темным углам и т. д. В конкретной штурмовой обстановке применяются не только гранаты Ф-1.

Противотанковые гранаты — времен прошедшей войны и особенно современные кумулятивные — обладают чудовищной разрушительной силой и незаменимы при штурме многоэтажных зданий, дотов, бункеров и т. д. Но они мгновенно срабатывают при встрече с любым препятствием, и при их броске нужно убедиться, что успеваешь спрятаться за укрытием и закрыть уши прежде, чем граната достигнет цели. На тренировках это устанавливается по звуку упавшей учебной гранаты. По вышеуказанной причине необходимо вырабатывать привычку следить, чтобы ни в коем случае при замахе не задеть гранатой за что-либо, чтобы по пути ее полета не было кустов, веток, проводов и т. д.

В качестве гранат особой силы штурмовыми и диверсионными группами СМЕРШа использовались мины от 82-миллиметрового советского миномета. Они были вчетверо тяжелее гранаты Ф-1, и поэтому их метание требовало большой физической силы и дополнительных тренировок. Но эффект их применения был ужасен и превосходил все ожидания.

Освоив вышеописанные приемы метания гранат из различных положений: лежа, с колена, без замаха и т. д., следует настойчиво тренироваться не только в точности попадания по цели, но и в достижении предельной быстроты бросков, чтобы в боевой обстановке не попасть под прицельный огонь или шальную пулю. С этой целью, упражняясь в гранатометании, следует отсчитать в уме 2 секунды (про себя — «двадцать два, двадцать два») от начала выполнения приема, стараясь выпустить гранату и упасть за укрытие раньше, чем истечет это время. Инструктор, натаскивающий новичков, по истечении этих двух секунд стреляет холостым патроном, имитируя выстрел противника.

Если обстановка позволяет, гранаты можно метать с сильным замахом из-за головы и даже с разбегом — это значительно увеличивает дальность броска. При этом бросок гранаты осуществляется тем самым естественным движением, которым каждому из нас приходилось бросать камень. Тренируясь, учитесь делать широкий свободный замах и вкладывать в бросок силу мышц не только руки, но и всего тела. При бросании стоя отставьте правую ногу назад и сделайте упор на нее — это увеличит дальность броска.

Наибольшая дальность достигается, если граната выпущена под углом 45—50°. Для этого старайтесь бросить гранату больше вверх, чем вперед. Гранату можно и нужно научиться бросать на большие дистанции. Регулярно тренируясь, можно уверенно «доставать» «лимонкой» дистанции 50 м и далее. Рекорд дальности гранаты Ф-1, установленный в 1951 году, составил 87 м.

Сильную осколочную Ф-1 нужно метать тактически грамотно. При невозможности «достать» противника прямым броском, граната бросается «на рикошет» так, чтобы она отскочила от чего-либо и упала поближе к противнику, находящемуся за укрытием. Очень сложная в метании цель — траншея с бруствером. Для ее поражения граната бросается только навесным образом, чтобы она или упала в траншею, или скатилась в нее по брустверу. Бросать гранату при этом нужно не столько вперед, сколько вверх, и силу броска рассчитывать таким образом, чтобы граната была на излете и падала почти вертикально сверху вниз. Так же следует бросать гранаты и по живой силе противника, расположенной открыто. Упав на землю отвесно, гранаты меньше откатываются в стороны.

В горах, где бы ни находился противник относительно вас — выше или ниже, граната метается таким образом, чтобы она упала выше противника и скатилась к нему в окоп или вызвала камнепад, накроющий противника. На открытом каменистом участке, если позволяют обстоятельства, лучше метать гранату вверх по склону не прямо перед собой, а под углом так, чтобы самому быть в стороне от обратного скатывания гранаты и направления возможной осыпи камней. В таком случае необходимо учитывать безопасность товарищей, находящихся сбоку.

Метание гранат в лесу требует большей точности, чем на открытой местности. Специфика леса определяет броски гранат на дистанции боя «в упор». При работе с укрывающимся за деревом противником граната бросается так, чтобы она разорвалась у него за спиной. Чтобы «достать» окопавшегося или залегшего за деревом противника, граната забрасывается вверх, в крону дерева, где задерживается его ветками и, падая отвесно вниз на противника, разрывается в воздухе или рядом с ним (это гадкое изобретение немецких егерей, отработанное в борьбе с партизанами). На заболоченных участках граната забрасывается на островок, кочку или мелкое место. Толща воды значительно уменьшает поражающее действие осколков.

При метании гранаты по вертикальным высоким целям (окнам) надо брать повыше, в верхний край цели, так как граната теряет скорость и постепенно отклоняется вниз.

По бегущим целям гранаты бросают с упреждением, впереди цели, сообразно со скоростью ее движения с таким расчетом, чтобы они падали перед противником и он набегал на них в момент взрыва. Следует учесть, что за время горения запала (4 секунды) противник, бегущий со скоростью в среднем 3—3,5 м/с, пробежит 12—15 м.



Поэтому, готовясь к отражению атаки, лучше заранее наметить рубеж, по достижении противником которого следует производить гранатометание. Этот рубеж должен находиться на 15—20 м дальше той линии, до которой можно добросить гранату, с учетом ее выката после падения. Гранаты, рвущиеся перед наступающей цепью, заставят оставшихся в живых приостановиться и залечь.

Аналогично действуют, когда противник бежит в сторону от вас (при задержании). Точно так же следует поступить и с отступающим противником.

Метать гранаты в темноте бойцу спецназа приходится едва ли не чаще, чем днем.

Ночь не бывает темной — она чередуется вспышками выстрелов, артиллерийскими разрывами, осветительными ракетами. Обнаружив при такой вспышке цель, рекомендуется сразу же закрепить ее направление и дальность до нее, привязав к какому-либо ориентиру, например, яркой звезде, выделяющемуся на фоне высокому дереву или зданию. Бросок соответственно определенному до цели расстоянию обеспечивается ориентационно-пространственными усилиями, знакомыми по броску на такую же дистанцию днем. Бросайте по мышечной «темной» памяти. Это единственный способ бросить гранату на заданную дистанцию, и лучше вы никак не сделаете.

Доверяйте знакомым и отработанным ощущениям — именно они вас никогда не подведут. Наработка таких ощущений и мышечно-пространственной памяти происходит весьма простым методом.

При метании гранат по памяти наше воображение должно как бы осветить нам участок местности, лежащий впереди, и позволить нам все время мысленно видеть расположение целей и других предметов. В светлое время тренирующийся смотрит на цель, затем закрывает глаза и метает гранату. Как только граната «пошла», глаза открываются, и визуально прослеживается результат, чтобы учесть ошибки и скоординировать процесс. Знание результатов формирует навык.

При этом наглядно сопоставляются пространственно-координационные и силовые ощущения от броска с его результатами. Поправки «вправо-влево-ближе-дальше» делаются изменением соответствующих усилий и положения гранатометчика относительно цели. Запоминаются «темной» мышечной памятью и общей координационной памятью все усилия и общее координационное состояние организма в момент удачного броска.

При последующих бросках эти усилия и координация воспроизводятся мышцами и пространственной памятью при «освещении» воображением участка местности с мишенью (см. выше). Метод дает поразительные результаты. При настойчивых тренировках успех достигается быстро, и метание гранат в темноте по результатам не отличается от тех, которые удалось достичь днем.

Затем по такому же принципу отрабатывается гранатометание по плохо различимым целям. Сначала оно выполняется в сгущающихся сумерках, затем при свете костра, потом в кромешной темноте, ориентируясь только на тренированное ночное зрение и звериное чутье на цель. Только таким образом тренирующийся приучается отыскивать едва заметную цель и правильно определять дистанцию до нее в условиях плохой видимости (в дыму и в тумане). При этом инструктор перед метанием по необходимости учебного процесса подсвечивает цель лучом фонаря на 1—2 секунды, не более. После наработки твердых мышечно-силовых пространственно-координационных навыков можно приступить к метанию гранат по целям, месторасположение которых определяется в темноте по звуку.

Для определения направления звука тренирующиеся становятся полукругом и закрывают глаза, инструктор неслышно передвигается перед строем и, остановившись в том или ином месте, подает звуковой сигнал — стучит затвором, щелкает прицельной планкой и т.д. От курсантов требуется, не открывая глаз, показать рукой на место источника звука. Затем инструктор разрешает открыть глаза и проверить. Далее упражнение усложняется — запоминающие с закрытыми глазами делают несколько поворотов, а звук доносится сбоку или сзади от них. Требуется определить направление звука и расстояние до него.

Гранатометание производится по звучащей цели с закрытыми глазами согласно вышеприведенной методике «мысленного освещения» цели и приложения мышечно-координационных усилий. Когда граната «пошла», разрешается открыть глаза и скоординировать процесс.

Затем изменяется расстояние до целей. Начинается гранатометание ночью. Внутри вертикальных звучащих целей (окон) подвешиваются жестяные листы, издающие характерные звуки при попадании. Справа и слева от мишени подвешиваются листы картона или фанеры, издающие при попадании совсем другие звуки (разные справа и слева от цели), на которые ориентируется гранатометчик, внося при промахе поправку по слуху. Различные рубежи до цели те же, что и днем, чтобы курсанты могли ориентироваться на знакомые мышечно-координационные ощущения броска.

Процесс усложняется еще больше. Мишень — деревянную раму с листом жести —тянут на веревке. Бечевкой приводится в действие «звякающий» механизм, установленный на раме. Несмотря на кажущуюся сложность метания гранаты по движущейся цели в темноте на слух, результаты растут быстрее, чем можно предполагать. Но дело даже не в этом. В результате тренировок по вышеописанной методике ночью результаты метания днем возрастают на 40—50%. Это можно объяснить тем, что в темноте мобилизуются координационные внутренние резервы, повышается координационное чутье, появляется так называемое «внутреннее прицеливание», которое просто не дает бросающему пустить гранату на ветер.

По мере тренировок нагрузки и варианты гранатометания увеличиваются. Надо научиться бросать гранату далеко, быстро и точно при любых нагрузках и после любых нагрузок в любых сложных условиях. Попробуйте быстро пробежать 50—70 м и метнуть гранату по знакомой отработанной цели. Каково? Усилие, затраченное при перебежке, неминуемо скажется на дальности и меткости броска. Однако, какие бы напряженные действия вы ни выполняли перед метанием (в реальной боевой обстановке они обязательно будут), как бы вы ни устали и ни торопились, гранатой по цели попасть все-таки надо!

Боевая обстановка равнодушна к оправданиям. Попал или не попал. Да или нет. «Положил» кого-то или «положили» тебя. Научитесь «ловить» цель и определять дистанцию до нее на бегу, в то время, когда делаете замах. Постепенно увеличивайте дистанцию и быстроту бега, чередуйте бег с бросками, рукопашными столкновениями и со стрельбой, переползаниями, переноской товарища и т. д. Все это придется делать в боевой обстановке.

Упражняясь в метании гранат по окнам и щелям, научитесь делать стремительный бросок на 100—150 м, преодолевая препятствия, которые могут встретиться в городе — ограды, заборы, завалы битого кирпича, узкие лазы, влезая на стены и спрыгивая с них. Упражняясь в метании гранат, приучите себя к неожиданностям — противник всегда появляется внезапно и там, где его не ждут.

Метая гранату с места и в движении, чтобы усложнить упражнение, становитесь спиной к цели, затем, резко повернувшись, бросайте гранату. Передвигаясь по пересеченной местности или в населенном пункте, ставьте себе мысленную установку: сработать гранатой по цели, обнаруженной боковым зрением в траншее, в яме, в развалинах, за всем, что может служить укрытием.

Упражнения в метании гранат пройдут успешнее, если сначала выполнять броски на точность, а под конец тренировки — на предельную дальность. Нагрузки нужно увеличивать постепенно, не допуская растяжения мышц и связок от чрезмерных нагрузок. Перед тренировкой мышцам надо дать разминку, растереть, размять и разогреть их. Под конец тренировки инструктор дает курсантам предельную нагрузку через «не могу»: «Можешь! Вперед!»

Это общий принцип динамических тренировок. Постепенно время гранатометания увеличивается до 3—4 часов за тренировку, из всех возможных положений, во всех предполагаемых ситуациях.

Практикуясь в метании гранат по всем целям и во всех условиях» на разных дистанциях и т. д., после каждого удачного броска постарайтесь запомнить мышечно-ориентационно-пространственной памятью усилия мышц, корпуса, опорной ноги и бросающей руки. Сами по себе они очень яркие и в «темную» мышечно-ориентационную память укладываются очень хорошо. Постарайтесь «привязаться» к этим ощущениям при последующих бросках. Этим вы программируете себя на возможные ситуации — создаете боевую доминанту.

В обстановке ближнего оперативного боя, меняющейся каждое мгновение, некогда «включать мозги» — надо отбиваться на рефлексах. Нужный рефлекс выдает запрограммированная на конкретную ситуацию внутренняя установка-доминанта. В ходе боя на поражение приходится рассчитывать на боевое обеспечение, принесенное с собой, и на то, что вы снимаете с убитого противника. Выполнить требование - ни одной гранаты мимо цели — не так уж трудно, а при настойчивой тренировке вы будете удивляться, как это вообще можно промахнуться гранатой. Сам по себе процесс гранатометания — увлекательный спорт, биомеханически максимально приближенный к естественным инстинктивным движениям человека.

Есть еще один аспект. Известно, что бойцы-рукопашники стреляют плохо и плохо обучаются точной стрельбе (иногда бывают приятные исключения из этого правила). Но благодаря физической и координационной натренированности рукопашники в очень короткие сроки обучаются виртуозному владению гранатой, бросая ее очень далеко, быстро с большой точностью. Более того, спецбойцы старого времени, зная о своей стрелковой «ахиллесовой пяте», стремились компенсировать этот недостаток повышенным мастерством гранатометания. И правильно делали с тактической точки зрения.

Оперативный бой на уничтожение в любом месте: в городе, в лесу, в любой пересеченной местности — происходит преимущественно на короткой дистанции. Короткая дистанция в этом случае — это дистанция броска гранаты. Как показывает практика, на таких дистанциях выигрывает не тот, кто больше и кто лучше стреляет. Выигрывает тот, у кого больше гранат, кто применит их первым и кто может бросать их быстро, точно и далеко. Ручные гранаты — это карманная артиллерия.

Граната Ф-1 с ее лавиной осколков создает вокруг себя более плотную зону поражения, чем автоматическая очередь. Наступающую цепь не всегда удается остановить даже плотным автоматическим огнем, а групповым применением «лимонок» — всегда. «Лимонка» жестока и беспощадна. Даже если не убьет осколком, то контузит, оглушит, забьет глаза песком, собьет с ног, выбьет из рук оружие, короче — расшвыряет наступающие порядки.

При прорыве разведгруппы из кольца гранаты, брошенные одновременно каждым бойцом в своем секторе и брошенные затем повторно через 10—15 шагов, пробивают брешь в любой цепи окружающих; 12—15 гранат Ф-1, брошенные вышеназванным образом по фронту 50 м затем на 10—15 м в глубину, оставляют после себя мертвое пятно, которое прорывающиеся расширяют автоматическим огнем. В разные времена многие — и наши, и не наши — прорывались именно таким образом. Поэтому гранат Ф-1 старались брать по весу столько, сколько брали патронов. Ручная граната — оружие ближнего боя.

Незаменимое оружие, которое имеет неоспоримое преимущество на коротких дистанциях. Нормальный противник автоматического оружия боится намного меньше, чем «железной черепахи» — от пули можно увернуться, а от гранаты — нет. Граната оружие гибкое. Она применяется, когда надо достать противника, засевшего за укрытием. Гранату можно закатить в любую щель, бросить настильно и отвесно в любых направлениях. Вид упавшей рядом шипящей гранаты без кольца бывалого человека повергает в ужас — он знает, что за этим последует, и старается броситься от нее в сторону за хоть какое-нибудь укрытие.

А если укрытия нет, отваживается «отфутболить» ее в сторону или даже назад, отправителю (бывает и такое) — все равно другого выхода нет. Поэтому знающий спецназовец, выдернув колечко и отсчитав после хлопка запала одну секунду (в уме — «двадцать два») — более испытывать судьбу нельзя, запал УЗРГМ горит не всегда положенные 4 секунды, — бросит или подкатит гранату так, чтобы она остановилась метрах в двух-трех от противника и он до нее не дотянулся. Все это надо отработать на учебных занятиях.

С гранатой будьте всегда на «вы». Из поединка человека и гранаты победителем всегда выходит граната. «Старая черепаха» Ф-1 — оружие слишком могущественное, чтобы позволить предать ее забвению. (c)

Спасибо сказали Владимир

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

3 года 10 мес. назад
Виталий Выживальщик
Модератор
Модератор
Сообщений: 5351
Репутация: 106
Больше
Автор темы
Выживание в зоне БОЕВЫХ действий #9

Часть сообщения скрыта для гостей. Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.