Slide backgroundНа главную страницу

спецназ и его подготовка в зарубежных странах. Южная Корея.

Спецназ Южной Кореи – на пути к идеалу

За последние десятилетия в Сеуле был созданы подразделения специального назначения, которые по праву считаются одними из самых сильных во всем мире, и которые прошли неоднократные проверки в учениях и секретных боевых операциях. Спецназовцы Южнокорейской Республики не только ведут подготовку к боевым действиям со своим северным соседом, но и регулярно проводят тайные разведки на северокорейском побережье, проводят диверсии и наносят упреждающие удары по возможным противникам.

Начиная с 1968 года, было выявлено более двадцати проникновений на территории южнокорейских вод подлодок, которые пытались проводить разведку, и диверсантов, пытавшихся осуществить диверсии на территории страны. После того, как в сентябре 1966 года подлодка «Sang-O» села на мель около Кангнунга, бойцами спецподразделения была проведена операция по поимке диверсантов. Двадцать шесть северокорейских бойцов пытались скрыться. В их блокировании, поиске и преследовании принимало участие свыше 10 тысяч южнокорейских военных. Через неделю операция была закончена. Найденные при помощи вертолетов, диверсанты предпочли самостоятельно лишить себя жизни, таким образом, избавив себя от нелегких допросов. Те же, кто остался в живых, рассказывали, что предметом их внимания были прибрежные военные аэродромы, радиолокационные станции, а также объекты гражданской обороны.

Спецназ Южной Кореи – на пути к идеалу

Но не только у Пхеньяна есть активные и боеготовые спецподразделения.

Первое южнокорейское спецподразделение было создано еще в годы войны. Это подразделение представляло собой абсолютно секретное парашютное подразделение нерегулярного типа, основной задачей которого было проведение диверсий и налетов в тылу противника, а также сбор развединформации.

С 1958 года это подразделение вошло в состав первого десантно-парашютного полка. Немного позже в 1972 году, при содействии Соединенных Штатов Америки, занимающихся обучением личного состава южнокорейской армии, были сформированы первые постоянные спецподразделения. Это были первая и пятая парашютные бригады и три рейнджерских батальона. Часть этих соединений совместно с американцами приняла участие во вьетнамской войне. С середины 70-х годов эти первые соединения были преобразованы в бригады спецназначения. Со временем, ввиду разногласий между корейскими государствами, численность войск спеназначения была существенно увеличена.


Спецназ Южной Кореи – на пути к идеалу

На сегодня в структуре сухопутного спецназа Южной Кореи находится штаб командования специальной войной и бригады, имеющие точное предназначение. Также существует несколько стратегических подразделений, на которые возложена задача помогать регулярным соединениям, а также организация партизанских боевых действий в случае захвата территории противником.

Спецназ Южной Кореи – на пути к идеалу

В составе бригад присутствуют не только призывники, но и добровольцы. Проводится регулярное взаимодействие с американскими военнослужащими, а также проводятся совместные военные учения и тренировки. В каждом подразделении предусмотрено наличие американского инструктора-спецназовца. Программа подготовки очень жесткая. Так, например, в школе специальной войны, расположенной недалеко от Сеула, проводится обучение личного состава по программе воздушно-десантной подготовки (затяжные прыжки с парашютом), а также легководолазной подготовке. Программа рейнджеров осуществляется как в этой, так и в пехотной школе. Каждое спецподразделение имеет в своем составе разведбатальон, бойцы которого также проходят обязательную подготовку по программам воздушного десанта и рейнджеров.

Спецназ Южной Кореи – на пути к идеалу

На протяжении долгих лет основной силой специальных морских подразделений был корпус морской пехоты, который был одним из самых больших после морпехов Америки. Американские военные приложили огромное количество сил и времени, чтобы создать, обучить и вооружить своего надежного союзника в данном регионе. Первые морские соединения были сформированы в 1949 году и были весьма малочисленны. В годы войны на их базе был сформирован первый полк, позже реорганизованный в бригаду «Голубые драконы». Именно это подразделение принимало участие во вьетнамской войне.


Спецназ Южной Кореи – на пути к идеалу

На сегодняшний день в морской пехоте Южной Кореи служит около 25 тысяч человек, а в ее структуре выделяется три дивизии. Все они зарекомендовали себя как подразделения с высоким уровнем подготовки, а также вооружения. Каждое из них способно в кратчайшие сроки высадиться на заданной территории и нанести сокрушительный удар по противнику.

Спецназ Южной Кореи – на пути к идеалу

Тренировки по боевой подготовке проводятся в настолько жесткой форме, что в прессе неоднократно появлялась информация о смертельных исходах. В составе пехоты есть и разведбатальон, обладающий легководолазной подготовкой и способный наносить удары даже в глубоком тылу врага.

Все спецподразделения, как сухопутные, так и морские, имеют на вооружении автоматические винтовки Daewoo K2 5.56 мм и 9-мм пистолеты-пулеметы МР5. У всех операторов соединений имеются пистолеты Beretta 92 S и 9-мм пистолеты Daewoo DP51. У снайперов на вооружении имеются 7.62-мм винтовки Heckler & Koch PSG-1 и Remington M24.

Спецназ Южной Кореи – на пути к идеалу

Кроме того, в структуре спецподразделений Южной Кореи выделяется и спецназ антитеррора – батальоны «707» и «868». Это основные контртеррористические соединения. Они были сформированы после террористического акта в Мюнхене в 1972 году. Примечательно, что в составе подразделений присутствует большое количество женщин. Это тонкий психологический ход – противник не оценивает женщину как реальный источник опасности, поэтому и позволяют им подойти максимально близко. Кроме антитеррористических целей, эти подразделения используют также для осуществления определенных действий на северокорейской территории: сбора развединформации и предотвращения диверсий.

Отбор в эти подразделения очень жесткий. Как правило, принимают всех добровольцев из военных, сумевших пройти десятидневное комбинированное тестирование, которое включает в себя физические, специальные и психологические задания. В программе подготовки выделяют воздушно-десантную подготовку, приемы рукопашного боя, горную подготовку, а также минно-подрывное дело. Практикуется проведение многокилометровых марш-бросков с полной выкладкой и купание в ледяной воде. Подготовка сухопутного и морсокого подразделений осуществляется совместно с американскими военными.

Зимние учения южнокорейского спецназаhttp://kraswarez.ru/engine/classes/highslide/graphics/zoomin.cur), 
Зимние учения южнокорейского спецназа

Бойцы с террором в бордовых беретах - южнокорейская "команда 868"

 

- Зеленые на исходной! - тихо прошелестело в наушниках.

- Синие на исходной! - тут же эхом отозвался другой голос.

- Это группы захвата, - шепотом пояснил стоявший рядом капитан Ким.

- Черный-один на исходной, черный-два на исходной! - четко отчеканили еще два человека.

- Черный-три - на исходной! - немного запнувшись произнес последний.

- Это уже группа снайперов, "третий" - наш новенький, сегодня "обкатываем" впервые, - подсказал Ким.

- Даю вводную: в квартире захвачен заложник. По нашим сведениям, его удерживают не менее трех человек, все вооружены. Переговоры оказались безуспешными, через три минуты террористы обещают убить заложника. Принято решение о силовом освобождении. Дополнение: заложник - иностранный дипломат, в нашем штабе присутствуют представители его посольства. Оперативный план и общее командование  - у командира зеленых. Время пошло! - отчеканил генерал-майор Пак Сам Бок.

- Синие, доложите обстановку! - это был уже командир зеленых.

- Зависли двумя этажами выше, готовы действовать, в нашей комнате два объекта, "клиента" не видим, - отрапортовали синие.

- "Объект" - это террористы, "клиент" - заложник, - тут же появился вездесущий Ким.

- Черные, ваша обстановка?

- Объекты перед окнами стараются не мелькать, "клиента" провели в дальний угол комнаты, все окна держим, но нейтрализовать пока никого не можем.

- Слушай мою команду: зеленые, входите через два крайних окна, предварительно "пошумите". Мы пойдем через двери. Действуем по обстановке, объектов скорее всего больше трех. Даю отсчет: пять, четыре...

- Это Черный-три!!! - внезапно взорвался эфир. - В моем секторе появился объект с заложником, рука с пистолетом слегка опущена. Готов действовать, повторяю, готов действовать! - перебил командира синих снайпер.

- Черный-три, на мой счет "два" действуете. Штурмгруппам - на счет "один". Три, два, один - пошли!!!

При счете "два" раздался сухой щелчок, практически сразу же за этим в окна влетели три гранаты, которые взорвались с оглушительным шумом и слепящей вспышкой. За ними в комнату впрыгнули и спецназовцы, которые в мгновенье ока как заправские пауки спустились по отвесной стене с этажей выше. С противоположной стороны группа "зеленых" вынесла дверь и также мигом проскочила внутрь. Затем какой-то шум, крики, мелькание тел, несколько выстрелов и на связи был уже опять командир "зеленых":

- Задание выполнено, уничтожено два объекта, двое взяты в плен, скорее всего живыми, заложник - жив, но находится в шоке, - отрапортовал спецназовец. 

- Задача выполнена, оценка - "почти хорошо", - генерал Пак был немного хмур. - Жду всех в брифинг-комнате для разбора.

Всю эту операцию мы наблюдали из командного пункта, куда были выведены камеры наблюдения, позволявшие видеть как спецназ, так и "террористов" с заложником. По моей просьбе мне разрешили присутствовать, чтобы я смог посмотреть, как идет максимально приближенная к реальной ситуации тренировка спецназа южнокорейской полиции, или, как его еще называют, "команды 868". Не скрою, с моей точки зрения, все было идеально, но генерал ушел на "разбор полетов", явно готовый устроить подчиненным головомойку, да и "почти хорошо" было явно не "отлично". Все пояснил капитан Ким, который здесь стал моим неформальным гидом:

- По хорошему, террористы могли бы зацепить как минимум одного нашего спецназовца при штурме. Относительно заложника - вроде бы все было нормально, но могли погибнуть свои, потому и не "отлично".

- Ну а новенького-то проверили? - поинтересовался я, памятуя о "черном-три".

- Да, он сработал четко, вовремя среагировал, судя по показаниям датчиков, террориста уложил тоже без вопросов. Это мы специально для проверки его сказали нашим "псевдотеррористам" появиться в дальнем углу его сектора. Он должен был заметить и доложить о готовности ликвидировать бандитов. Что и было сделано. Он-то сработал на "отлично", хотя волновался немного, но это у всех бывает, особенно в первый раз, - охотно рассказал мой собеседник. 

Люди в бордовых беретах

Людей в черной форме и бордовых беретах в Южной Корее можно увидеть не так часто. Но когда они появляются, то становится ясно: ситуация либо слишком опасная, либо очень ответственная, либо, скорее всего, и то, и другое. Потому что именно тогда в дело вступает спецназ южнокорейской полиции или, как его еще называют, команда "KNP 868". Не скрою, попасть к ним в их главный тренировочный лагерь было непросто. Пару раз меня пытались "отфутболить", ссылаясь на секретность. Но напоминания о том, что буквально двумя годами раньше в этот лагерь возили делегацию дипломатов и журналистов, льстивые напоминания о недавних успехах корейских спецназовцев-полицейских на международных соревнованиях, а также помощь друзей из центрального управления Агентства национальной полиции сделали свое дело. 

-Ждем вас к 9 утра у ворот лагеря! Фотографировать только с нашего разрешения. Куда ехать, знаете? - спросил меня по телефону офицер "команды 868".

- Знаю, - обрадовался я.

- Откуда?! - взвился собеседник на другом конце провода.

- Наберите в Интернете: "штаб-квартира спецназа полиции" - там схема сразу появится.

- А, ну да, теперь ведь открытость. В общем, не опаздывайте, в 9:15 сможете увидеть тренировку. И скажите еще номер вашей машины, чтобы пропустили вас на КПП, - сдался наконец офицер.

Кстати, найти лагерь оказалось не очень просто. Вывески действительно не было, но дважды свернув не туда, я все же в конце концов уперся в глухие ворота, где стояли два здоровенных корейца в черной форме, бордовых беретах и с короткими автоматами наперевес. Про меня им явно уже сказали: охранники несмотря на свой грозный вид приветливо улыбнулись, быстро проверили документы и, козырнув, открыли ворота. 

Так я оказался в кузнице корейских борцов с терроризмом - тренировочном лагере и штаб-квартире команды "KNP 868". KNP - это аббревиатура Korean National Police (Корейская национальная полиция), а 868 - дата, когда они впервые стали активно работать - август (8-й месяц) 1986 года. 

Как все начиналось

Вернувшийся после разбора результатов боевой тренировки генерал-майор Пак Сам Бок выглядел уже веселым. "Ну, что, господин журналист, понравилось? Фраза про то, что присутствуют представители посольства и что захвачен дипломат, была из-за вас придумана. Учли присутствие зарубежного гостя", - теперь командир всего корейского спецназа полиции выглядел не грозным начальником, а веселым собеседником-балагуром. Но сразу перешел к делу: "Спрашивайте, что вас интересует. Что смогу - отвечу я или мои подчиненные, а что секрет - не взыщите, отвечу "без комментариев", - засмеялся он. 

Из рассказа генерала Пака, которого время от времени дополняли другие офицеры, стала известно много нового про "команду 868", слава о которой гремит по всей Корее, а теперь уже и среди зарубежных специалистов. 

Формально спецназ полиции родился 5 октября 1983 года с учетом планов проведения в Сеуле Азиатских игр-1986. Официально на первое боевое дежурство они заступили в августе 1986 года, потому и, как уже говорилось, нумерация "868". Работа на Азиаде, Олимпиаде-1988 в Сеуле создали полицейскому спецназу самую хорошую рекламу. А обеспечение безопасности в ходе других крупных мероприятий, включая Кубок мира по футболу в 2002 году и саммит АТЭС в Пусане в 2005-м, сделали авторитет команды еще более значимым. 

Прославились они и в 2007 году в США, когда на международном конкурсе групп спецназначения, где принимали участие 67 подразделений из 15 стран, заняли среди иностранных команд первое место, а общее - седьмое. При этом, как пояснили корейцы, они поплатились за то, что привезли лишь 8 человек. Заняв в первых трех дисциплинах абсолютное первое место, немногочисленные бойцы устали и не смогли поддержать темп, так как у других участников выходили свежие бойцы, а у корейцев замены попросту не было. В итоге общее седьмое, но все равно первое среди иностранцев. Особенно впечатлила всех участников снайперская стрельба корейцев. Так или иначе, этот результат заставил и международных специалистов заметить "команду 868". 

Основные задачи

Спецназ - везде спецназ, задачи он выполняет самые важные и ответственные. Точно так же и в случае с "командой 868". Специализация бойцов этой группы - борьба с терроризмом, обеспечение безопасности на особо важных мероприятиях и объектах, захват особо опасных преступников, силовые акции, когда сил обычной полиции не хватает. Говорят, что "команду 868" используют и как своеобразное психологическое оружие. В Корее регулярно проходят всевозможные демонстрации протеста, иногда их участники провоцируют столкновения с полицией. Но бойцов спецназа и высокий уровень их подготовки знают все. Поэтому часто самых буйных успокаивал сам факт появления в рядах полиции бойцов в форменных бордовых беретах и черной экипировке. Связываться с такими профессионалами, как правило, не рискуют.

И в южнокорейской армии есть специализированное подразделение антитеррора - "команда 707". В чем-то их функции пересекаются, но бойцы из 868-й команды могут действовать только на территории своей страны, тогда как теоретически 707 предназначена для работы в том числе и за рубежом, включая диверсионную работу. Например, когда корейских заложников в плен в Афганистане взяли талибы, то шли разговоры о возможности направления "семьсот седьмых". Если же ЧП происходит на территории Южной Кореи, то чаще всего действуют "восемьсот шестьдесят восьмые", но окончательное решение, кому отдадут приказ на штурм - 707 или 868 - решает Специальный антитеррористический комитет при правительстве Южной Кореи. 

При этом есть одно крайне важное направление антитеррористической борьбы, в которой вся ответственность ложится исключительно на спецназ полиции, - разминирование. Только сотрудники этой команды, а также некоторые подразделения вооруженных сил получают соответствующую подготовку. Если же где-то обнаружат бесхозный и подозрительный пакет или сумку, не говоря уже об откровенных бомбах и гранатах, то нейтрализовать их выезжают, как правило, специалисты "команды 868". Бойцам при этом помогают специально подготовленные собаки. 

Кто и как может стать бойцом команды 868

В южнокорейский полицейский спецназ простые мечтатели попасть не могут. Требования введены такие, что подать заявление на сдачу экзамена могут только профессионалы. Особенно это касается мужчин.

Условия следующие: 1) возраст от 21 до 35 лет; 2) опыт службы в войсках спецназначения и приравненных к ним подразделениях вооруженных сил не менее двух лет; 3) наличие хотя бы по одному из признаваемых в Южной Корее единоборств (таеквондо, дзюдо, хапкидо, кэндо) черного пояса 2-го дана; 4) образование - не ниже средней школы; 5) наличие водительских прав. Для женщин планка несколько ниже в первую очередь потому, что от них опыт службы в спецназе вооруженных сил не требуется, но все же необходимо наличие черного пояса.
Как можно заметить, фактически получается, что в "команду 868" могут попасть только те, кто уже прослужил в военном спецназе. Это, пожалуй, главное ограничение, которое и не позволяет романтикам со школьной скамьи сразу кинуться на пункт отбора.

Но соответствие всем этим условиям не гарантирует прием сам по себе. Это позволяет лишь принять участие в серии специальных экзаменов на право носить бордовый берет. 

Экзамен разбит на пять частей: 1) анализ по документам (то есть проверяют, соответствуете ли вы только что озвученным требованиям); 2) медкомиссия; 3) спецподготовка (состоящая из комплексного теста по физкультуре и стрельбы); 4) письменный тест; 5) собеседование. При прохождении трех последних этапов кандидату, согласно показанным результатам, начисляют по определенной системе баллы. Потом их суммируют и определяют, кто успешно сдал, а кто провалился. Если считать общую сумму итоговых баллов за 100 %, то начисление производится следующим образом - за спецподготовку - 45 % (31,5 % за физподготовку и 13,5 % за стрельбу), письменные тесты - 30 %, собеседование - 25 %. 

Рассмотрим поподробнее, как проходит каждый из этапов общего экзаменов. Спецподготовка состоит, как уже говорилось, из теста на физкультуру и стрельбы. Физподготовка представляет собой следующие дисциплины - сгибание на пресс лежа в течение 1 минуты, челночный бег, кросс на 2 км, прыжки с места в длину, подтягивания. Чтобы представить, какие конкретные требования к физподготовке, то вот некоторые примеры: максимальное число баллов за сгибание туловища лежа на пресс начисляется, если результат составил не менее 64 сгибаний за минуту, кросс на 2 км - не более 7 минут, прыжки с месте в длину - не менее 280 см, подтягивания - не менее 30 раз. Конечно, можно и хуже, но тогда и очков меньше получите. Как можно догадаться, при всем при этом каждый из нормативов должен быть сдан как минимум на "удовлетворительно". Но, как мне сказали, обычно у подавляющего большинства кандидатов максимальные баллы за физкультуру - нормативы всем известны, люди приходят из армейского спецназа, что, как говорится, "обязывает". 

Говорят, что достаточно строгие требования предъявляются на экзаменах к стрельбе, но что-то более подробно мне рассказывать гостеприимные хозяева вежливо отказались - "секрет".Далее идет письменный тест. Тоже большое влияние оказывает, так как дает сразу 30 % баллов. Представляет собой типа общего опросника по основам полицейских знаний, оперативно-розыскной деятельности, уголовному праву и английскому языку. Затем идет собеседование. Там командиры лично общаются с каждым из кандидатов, кроме того, все должны подтвердить свой уровень владения единоборствами на должном уровне. Устраиваются и небольшие спарринги, но они, говорят, достаточно мягкие. В целом же, глядя на нормативы, кто-то может хмыкнуть, мол, в нашем спецназе круче. Возможно, но это же по большому счету полиция, и марш-броски с полной выкладкой на 50 км, заброска в тыл врага для подрыва вражеской базы вряд ли "грозят", но, с другой стороны, начинают знание законов проверять, да и английский неплохо было бы знать, а в плане подготовке - акцент на подавление террористов. Потому часто в "команду 868" приходят те, кто не желает уходить из спецназа вообще, но армейские структуры хотел бы сменить или попробовать что-то новое. Раньше больше всего кандидатов в полицейский спецназ было из числа ближайших армейских коллег - антитеррористы и диверсанты "команды 707", но сейчас как-то все выровнялось - и спецназ ВДВ, и диверсионно-разведывательные группы морпеха, и поисково-спасательная команда ВВС, и чисто армейский спецназ, ну, и "семьсот седьмые" по-прежнему приходят. Стандартный срок службы в "команде 868" составляет три года. Затем, если вы не заслужили повышения в звании, то вас переводят в обычные структуры полиции или увольняетесь. Пенсия формально в 56 лет, но обычно мало кто задерживается до такого возраста, чаще переходят либо в обычные подразделения полиции, либо возвращаются в армейский спецназ (не так часто, но все же бывает), или "на гражданку" - обычно различные частные охранные компании. 

Что интересно, зарплата в полицейском спецназе фактически такая же, как и у обычных полицейских. Особых доплат за опасный характер работы нет. 

Подготовка

Получив заветный бордовый берет, новый боец "команды 868" проходит курс из 24 недели общеполицейской подготовки и 6 недель спецподготовки. 

Мне показали практически все тренировочные здания и блоки. Главные из них - два здания на шесть и четыре этажа. На первом этаже - обычный спортзал для занятий единоборствами, потом на этажах повыше идут конструкции, где в натуральную величину смоделированы все основные ситуации, в которых приходится действовать в боевых ситуациях: офисное учреждение частной фирмы, муниципалитет, банк, бар-ресторан, караоке, дискотека-ночной клуб, сауна, конференц-зал, квартира. Здесь и отрабатывают ситуации с освобождением заложников. 

С внешней стороны здания есть специальные приспособления отработки быстрого спуска по веревкам. Это упражнение стало уже чуть ли не "визитной карточкой" "команды 868" при показательных выступлениях. Спускаются бойцы в черной форме, как какие-то ниндзя: лицом вперед на веревке - и тут же побежали дальше по земле, стреляя - сторонних зрителей это сильно впечатляет. 

На улице также стоит макет самолета в натуральную величину и машина - тоже для тренировки. 

Местные командиры с гордостью показали, хотя фотографировать не разрешили, полосу препятствий, которую создали сами. Правда, изображения полосы давно уже "висят" на любительских сайтах в Интернете - здесь ведь иногда тренируются и обычные полицейские на курсах повышения квалификации, вот и снимают, проявляя несознательность, на мобильные телефоны. Сопровождавший меня на полосе подполковник Лим все это со вздохом признал, сказав, что эти фотографии могут видеть и потенциальные террористы, которым вообще-то не стоит знать в подробностях, как тренируются те, кто рано или поздно сойдется с ними в поединке. 

Очень неплохое стрельбище, тир. Вообще спецназ полиции Южной Кореи славится своей великолепной стрелковой подготовкой, даже на международном уровне уровень "команды 868" в этой дисциплине очень высоко котируется. На стрельбу ни денег, ни времени не жалеют. Стрелковых площадок несколько - отдельно для снайперов, отдельно для стрельбы из пистолета, автоматического оружия, специальный лабиринт, где компьютер в только ему известном порядке поднимает мишени. При этом надо успеть разобраться - террорист это или заложник.

Основам разминирования учат здесь же, но основная подготовка проходит в специальном центре американского контингента 8-й армии США, которая расквартирована в окрестностях Сеула. Этому тоже уделяют очень большое внимание, так как фактически никто из гражданских структур, кроме "команды 868", в Южной Корее подобным не занимается. 

Мне также сказали, что есть и специальный центр психологической подготовки - там моделируют разные стрессовые ситуации. Например, как действовать, если заложники начинают паниковать, кричать и т.п. Там же есть и комнаты психологической разгрузки. Показывать, правда, не стали, сказав, что там как раз в это время идет тренировка. 

Суровые будни

Стандартный распорядок дня бойца "команды 868" следующий: в первой половине для идут тренировки по специальному полицейскому единоборству - созданная специалистами смесь из основных боевых искусств, "заточенная" под интересы именно полицейского спецназа. Во второй половине дня - физподготовка, стрельба, спецподготовка (альпинизм, разминирование, основы обращения с ядовитыми и химическими веществами и пр.). Два раза в неделю проводится 10-километровый кросс и также дважды двухчасовые марш-броски по окрестным горам. И так каждый день с 9 утра до 18-00 вечера. В 6 вечера все, кроме дежурной группы, свободны. Все по очереди выходят на дежурство, которое несется круглосуточно. Это те бойцы, который готовы выехать на операцию по первому же вызову. 

Общая численность бойцов "команды 868" - информация с грифом "совершенно секретно". В Интернете на форумах, правда, упорно фигурировала цифра, что всего в спецназе полиции служит 211 бойцов. Вся территория страны разбита на 7 округов - один столичный и шесть провинциальных. В каждом из них есть свои региональные штабы аналогов наших СОБРов. Они проходят специальную 6-недельную подготовку в тренировочном центре спецназа полиции, но бойцы "команды 868" отвечают за всю страну. При этом на рядовые происшествия они не выезжают - для этого есть СОБР, а вот заложники, взрывчатка, охрана VIP-персон, спецобъектов, мероприятий и прочие "особые случаи" - их специализация. 

С ноября 2001 года в полицейском спецназе Южной Кореи появились и женщины. Всего пока их - опять же информация с форумов - всего лишь 10 человек. Теоретически поблажек им нет никаких, дежурят и тренируются наряду с мужчинами, но чаще всего на силовые акции отправляются все же мужчины. При этом, как подчеркнул генерал-майор Пак, женщины - очень ценные кадры именно для спецназа. Часто преступников расслабляет, когда видят, что к ним идет девушка. Причем, хотя все они спортсменки, обладательницы черных поясов, входили, а некоторых до сих пор входят в различные сборные, но не сказал бы, что они выглядят мужеподобными громилами. Были и две очень худенькие, про которых-то и не подумаешь, что в спецназе могут служить. Оказались, как мне пояснили, большими специалистками по части стрельбы и хапкидо. 

Южная Корея - вообще-то безопасная в плане преступности страна. Террористическая угроза здесь тоже больше относится к разряду теории, хотя участие южнокорейских контингентов в афганской и иракской кампаниях заставили несколько напрячься местные власти. Тем более, что и "Аль-Каида", и талибы несколько раз озвучивали персональные угрозы в адрес именно Сеула. Но пока все спокойно в этом плане. Контроль за оружием в стране очень жесткий. Иметь у себя огнестрельное оружие запрещено. Даже охотники, которые, преодолев множество преград и ограничений, каким-то образом купили ружье, все равно не могут хранить оружие у себя дома, а должны арендовать сейфы в ближайшем полицейском участке. Захотел почистить - приходи в участок, а затем поставь обратно в сейф, захотел пойти на охоту - напиши заявление, укажи, куда едешь, а после охоты - обратно под строгое око полиции. В общем, какой-то огнестрел - это ЧП национального масштаба. 

Говорят, есть даже негласное правило для местных криминальных группировок: они существуют только в своей нише (проституция, азартные игры), никаких попыток "крышевать" обычный бизнес и никаких попыток получить огнестрельное оружие. Если же полиции станет известно, что кто-то из "братков" каким-то образом (как правило, из-за границы) получил пистолет, то правоохранительные органы не успокоятся, пока не посадят за решетку всех членов группировки. Прецеденты уже были, так что корейские "авторитеты" предпочитают не рисковать. При необходимости карательный маховик госаппарата действуют стремительно и беспощадно. В результате - на руках нет оружия, минимальная угроза терактов, что в определенной степени упрощает жизнь "команде 868". Хотя бытовые теракты, проведенные психически неуравновешенными личностями, несколько раз в Южной Корее все же происходили. Но каких-то "непримиримых", агрессивных религиозных фанатиков, ущемленных и мечтающих об отделении нацменьшинств нет. В этом плане опять же повезло - в стране, фактически, живут лишь корейцы. 

Все эти факты мои собеседники признали, сказав лишь, что готовиться всегда надо ко всем возможным ситуациям, в том числе нетипичным. Тем более, когда терроризм уже давно перестал действовать в рамках каких-то границ. Пожаловались, что их силы постоянно отвлекают ложными звонками о заминировании. Происходит это регулярно - так уже "минировали" несколько главных аэропортов, школы, больницы. А делать нечего - приходится всех эвакуировать, все проверять, а потом искать "шутников". А так в основном - борьба с особо опасными преступниками, редко, но бывают инциденты с захватом заложников, приходится часто даже в роли спасателей выступать. Что показательно: до сих пор бойцам "команды 868" стрелять на поражение и убивать не приходилось, все ситуации были решены другими, более мирными способами. 
    
"Хотим обменяться опытом с российскими коллегами"

Провожая меня до КПП, генерал-майор Пак Сам Бок показал мне два высказывания, который были написаны на дверях штаба и на здании центра подготовки. Первый был лозунгом "команды 868": "Моя жизнь посвящена Родине", а второе было высказывание командира спецназа: "Тренируйся всегда!".

- Вот так мы и живем, тренируемся каждый день и все для нашей страны. Правда, объяснять необходимость и того, и другого моим подчиненным не приходится. Случайных людей здесь нет, к нам попадают уже спецназовцы. Честно говоря, горжусь своими ребятами и девчонками, с такими и в огонь, и воду. Только не пишите это - а то еще носы задирать начнут и расслабятся! - сказал с улыбкой нынешний полицейский спецназовец № 1 Южной Кореи. - Мы, кстати, активно сотрудничаем, обмениваемся опытом с зарубежными коллегами: к нам часто приезжают из Ближнего Востока, Вьетнама, Сингапура, Австралии и других стран. Собираемся для спецназа полиции Кувейта вообще организовать несколько недель тренировок у нас в центре. У нас прочные связи и сотрудничество с США. Жаль только с россиянами пока подобного не было. Ваша "Альфа" обменивается опытом лишь с нашей армейской "командой 707", а мы как-то не у дел. Уверен, мы многому смогли бы научиться у наших коллег из России, да и мы бы не стали бы скромничать и скрывать свой опыт. Кстати, наши штатные вертолеты - российского производства. В общем, и я, и мои бойцы были бы рады пообщаться, вместе потренироваться с российским полицейскими. Если можете - скажите им, - попросил на прощанье генерал-майор Пак. 

Захват под бой Кремлевских курантов
Это событие, происходившие в самом центре российской столицы 14 октября 1995 года, возле стен Московского Кремля, могло вылиться в большой международный скандал, однако благодаря четким и слаженным действиям сотрудников «Альфы» кризис удалось разрешить без каких-либо осложнений.
А началось все с того, что мужчина в маске, вооруженный пистолетом Макарова, проник в автобус «Мерседес» с 26 южно-корейскими туристами и объявил их, а также экскурсовода и водителя заложниками. Он потребовал 10 миллионов долларов и возможность вылета из Москвы на самолете. В противном случае угрожал взорвать автобус. 
В 20 часов сотрудники спецназа ФСБ заняли исходные позиции. При всей своей мощи спецслужбы не могли быстро разыскать однотипный автобус. Не похожий, а именно однотипный. Дело в том, что это был «Мерседес» турецкого производства со своими отличительными особенностями. Например, там не просто боковые стекла, а мощные триплексы, которые трудно разбить кувалдой. Вернее, от удара кувалдой образовывалась дыра, но само окно оставалось целостным. Другая система открывания дверей, непривычная. 
Словом, автобус для полноценной тренировки был крайне необходим. И по распоряжению руководства операцией такой экземпляр был найден. Более того, было дано разрешение потренироваться на нем «по-боевому» (хотя водители автопарка были категорически против подобного «вандализма»), что очень пригодилось в дальнейшем. Во время тренировок было принято решение высаживать окно автобуса буквально тяжестью человеческого тела, а именно специально экипированным сотрудником подразделения.
Переговоры с террористом через водителя вели сотрудник «Альфы» и представитель МВД. Тем временем, были сформированы две группы захвата, определены их маршруты выдвижения и порядок действий во время штурма и освобождения заложников.
Террорист оказался тертым калачом. Он проявлял максимальную осторожность, хоронился за сиденьями, в оконных проемах не появлялся. На всякий случай заставил водителя переместить автобус на двадцать метров вперед. Все это, естественно, требовало корректив в первоначальный план проведения спецоперации.
После длительных переговоров преступник освободил всех удерживаемых женщин и трех мужчин. Он уменьшил сумму требуемых денег до 1 миллиона долларов, а также потребовал радиостанцию для связи с оперативным штабом. 
В 22 часа 30 минут через водителя автобуса ему передали 470 тысяч долларов с условием освобождения еще нескольких заложников, что преступником было выполнено. После этого он выдвинул новые требования: предоставить всю сумму, легковую машину без водителя и возможность беспрепятственно выехать в аэропорт Домодедово. В 22 часа 30 минут террористу подогнали «Волгу», а затем «Жигули», однако, поразмыслив, он не рискнул покинуть своего убежища. Во время продолжающихся переговоров стало ясно, что захватчик находится в неадекватном состоянии, постоянно меняет и изменяет требования, начинает вести себя нелогично.
Освобожденные заложники рассказали, что он – сорокалетний на вид мужчина, высокого роста, крепкого телосложения, одет в черную кожаную куртку, светлую рубашку и темные брюки. На голове – спортивная шапочка, закрывающая все лицо, с прорезью для глаз. Вооружен он пистолетом, предположительно системы Макарова. В левой руке у него сумка со взрывным устройством и большая канистра с бензином.
К драматическим событиям в Москве было приковано внимание всей мировой прессы. Все ждали дальнейшего развития ситуации – пойдут власти на уступки или спецслужбам все-таки удаться нейтрализовать преступника. Тем временем количество заложников удалось свести к шести (5 гражданских и один водитель).
Решение о штурме принималось после того, когда стало понятно: террорист пребывает в пограничном психологическом состоянии и в любой момент может подорвать автобус, превратив его в пылающий костер у стен Кремля.
В 2 часа 15 октября группы захвата начала выдвижение на исходные позиции. Следовало действовать с особой осторожностью, так как было известно, что у террориста настоящее взрывное устройство. В какой-то момент террорист бросил фразу, обращаясь к водителю: «Поедем осторожно, там притормози, иначе эта штука взорвется». Это, с одной стороны, осложнило работу спецназа, с другой – внесло ясность: бандит не блефует. Также была подтверждена информация, что в автобусе находится много бензина. 
В 2 часа 38 минут по команде руководителя операции директора ФСБ отдан приказ о начале активной фазы спецоперации. Сотрудник «Альфы» при передаче денег забросил в салон свето-звуковую гранату. После этого группа захвата через разбитое окно и разблокированную дверь ворвалась в салон. Одновременно к левому борту на большой скорости подъехал ЗИЛ-130, и вторая группа ворвалась в автобус. Террорист открыл огонь из пистолета и был убит. Никто из заложников не пострадал.
Вся активная фаза спецоперации продлилась чуть менее десяти секунд. В этой связи вспоминается недавний неудачный штурм автобуса в Маниле, захваченного озлобленным офицером филиппинской полиции, который продолжался полтора часа, двумя волнами, и привел к человеческим жертвам.
Следствие ожидал сюрприз, когда убитого опознали. Им оказался 34-летний бизнесмен из Петропавловска-Камчатского Виктор Сургай – генеральный директор фирмы «Великоросс», специализировавшейся на поставках рыбной продукции. Причиной, толкнувшей предпринимателя на путь терроризма, стали долги.
Южная Корея ликовала. По телевидению, по всем программам показывали московский сюжет: «Альфа» штурмует автобус. Операцию на Васильевском спуске бойцы тамошнего антитеррористического отряда изучали в записи по секундам, по жестам, по движениям – тщательно и кропотливо. А по прошествии времени, уже в качестве ответного визита, в Центре специального назначения появились гости – сотрудники южнокорейского спецназа, обмен опыта с которыми продолжается и по сей день.
http://alfafilatov.livejournal.com/16350.html

здесь видео по стрелковым упражнения используемым для подготовки  корейского спецназа, стоит посмотеть и взять на заметку  http://ekabu.ru/video/80156-video-dnya-boevaya-podgotovka-yuzhnokoreyskogo-specnaza.html

http://topwar.ru/10293-specnaz-yuzhnoy-korei-na-puti-k-idealu.html

http://www.rg.ru/2011/12/02/knp868-site.html

silvenpsp.rusferurezki.ru

9
спецназ и его подготовка в зарубежных странах. КНД...
Мундштук с ловушкой для смолы. Впечатления

Читайте также:

 

Пользователи, которые участвуют в диалоге

Этот комментарий был свёрнут модератором

Как и китайцы подозрительно стремятся к закалке в снегах... Как бы уже завтра на дворе не встретить...

Иван Медведь
Андрей Автор
Этот комментарий был свёрнут модератором

а ты пообщайся с народом с Дальнего Востока и Забайкалья, и ты поймешь что они уже давно здесь. есть много совместных и не очень предприятий , контор, индивидуальных предпринимателей, которые уже осели, обзавелись родственниками и связями, но при этом являются проводниками своей Родины. достаточно вспомнить учения по массовой переброске войск с использованием ВТА, как сразу становиться ясным что железку исключили, посчитав что она порубленна на куски ударами ССО и местной агентуры. но тут еще один фактор, многие из аэродромов не отвечают реалиям - строили их в те времена когда граница была другая, и острова по Амуру выступали в роли прикрытия глиссад снижения. соответственно сейчас они...

а ты пообщайся с народом с Дальнего Востока и Забайкалья, и ты поймешь что они уже давно здесь. есть много совместных и не очень предприятий , контор, индивидуальных предпринимателей, которые уже осели, обзавелись родственниками и связями, но при этом являются проводниками своей Родины. достаточно вспомнить учения по массовой переброске войск с использованием ВТА, как сразу становиться ясным что железку исключили, посчитав что она порубленна на куски ударами ССО и местной агентуры. но тут еще один фактор, многие из аэродромов не отвечают реалиям - строили их в те времена когда граница была другая, и острова по Амуру выступали в роли прикрытия глиссад снижения. соответственно сейчас они все под ударами. так что все совершенно не так как надо, а исправлять необходимо в кратчайшие сроки потому и кричат: кому на шару по гектару земли? однако вход рубль, а выход только через трубу крематория.

Подробнее...
Андрей
Этот комментарий был свёрнут модератором

Posted by Андрей:

а ты пообщайся с народом с Дальнего Востока и Забайкалья, и ты поймешь что они уже давно здесь................... потому и кричат: кому на шару по гектару земли? однако вход рубль, а выход только через трубу крематория.

Про то , что они давно ТУТ я знаю... Потому и написал. И это удручает, но бороться с этой заразой надо было ещё в 70/80-е году прошлого века... У меня родич в ПВ там служил и много нюансов ещё с того времени поведал.. Так что сейчас ужи жнём, а сеяли тогда!

У пиндосов подобная головная боль, но где полыхнёт раньше - вопрос и слабое утишение...

А где это у нас по гектару на шару кидают?

Иван Медведь
Андрей Автор
Этот комментарий был свёрнут модератором
Андрей
Ещё нет комментариев.

Добавить комментарий

  1. Опубликовать комментарий от имени гостя Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте.
0
Вложения (0 / 3)
Ваше местоположение:

By accepting you will be accessing a service provided by a third-party external to https://vizhivai.com/